17:30 

БЕЗ ОБМАНА. ТОЧНО.

snaco_club
Название: Без обмана. Точно.
Авторы: SectumSempra (snakosoul*yandex.ru) & Mon Ange (mon-ange*inbox.ru)
Бета: Mon Ange (mon-ange*inbox.ru)
Пейринг: ДМ/БЗ, СС/ДМ
Направленность: слэш
Рейтинг: NC-17
Жанр: romance
Размер: макси
Статус: закончен
Диcклаймер: все герои принадлежат Дж.К.Роулинг. Авторы ни на что не претендуют.
Саммари: сайд стори к «Инженю». Драко приезжает в частную школу для мальчиков – комментарии излишни.
Предупреждение: немагическая AU
Размещение: с разрешения авторов

UPD Глава 35 и Эпилог от 17.06.2010 в комментах.
запись создана: 22.12.2008 в 19:17

@темы: романс, макси, Северус Снейп/Драко Малфой, Без обмана. Точно, NC-17

URL
Комментарии
2008-12-22 в 19:17 

snaco_club
Катастрофически западает солнце,
Непристойно хрустит воздух
между травой и мною.
Между нами
раскопали секреты своими руками,
Между нами
все будет без обмана!
Выпил все-все слова со страха,
Головокружение вставит
знаки вопросов и точки
между нами.
Между нами все влажно -
мы в тумане.
Между нами все будет, все
Обманом.

Мумий Тролль «Без Обмана»


Пролог.

- Когда мы разговаривали по телефону, Вы сказали, что я не буду разочарован, - медленно произнес блондин, расположившийся в глубоком кресле. Затем, выдержав эффектную паузу, он закончил, - и я не разочарован, директор. Я осмотрел колледж, и остался доволен увиденным. Теперь я не сомневаюсь, что сделал правильный выбор, мистер Снейп.
- Сомневаться не в чем, мистер Малфой, - подтвердил тот, просматривая документы. Он слегка улыбнулся уголками губ и сухо, но с долей гордости в голосе, продолжил, - наш колледж – один из самых престижных в Британии, впрочем, Вы это знаете и без моих слов. Я мог бы рассказать Вам обо всех его преимуществах, но не буду – Вы сами вскоре во всем убедитесь.
Блондин кивнул:
- Я знаю, что обычно Вы не принимаете учеников в начале осени, и я очень благодарен Вам за подобное исключение из правил. Мой сын всегда учился дома, к нему приезжали учителя. Но в этом году я решил, что для него будет лучше получать знания здесь, так что он приедет послезавтра. Вы упомянули, что занятия начались неделю назад, но для него это не будет проблемой. Драко – такой умный мальчик…
Он хотел добавить что-то еще, но его прервал телефонный звонок, доносящийся из внутреннего кармана пиджака. Извинившись, Люциус поднялся с кресла и отошел на пару шагов к противоположной стене.
- Да, - холодно ответил он, но уже через секунду его голос потеплел, - да, я знаю, но мне пришлось задержаться. Я скоро буду дома, - мурлыкнул он в трубку, заканчивая разговор.
- Прошу извинить меня, это моя невеста, - сказал он директору недрогнувшим голосом, убирая телефон обратно, - она волнуется, когда я задерживаюсь. Мы совсем недавно познакомились, влюбились, так что, - Люциус слегка улыбнулся, - ничего удивительного. А сейчас, если все вопросы решены, я оставляю Вас.
Пожав директору руку и попрощавшись, блондин покинул кабинет. Снейп проводил его долгим внимательным взглядом, а затем презрительно хмыкнул ему вслед. Невеста со звонким голосом юного мальчика. В самом деле, нет ничего удивительного в том, что она (при этом Снейп скептически пождал губы) волнуется. Также неудивительно, что юношу, учившегося дома всю свою жизнь, отправляли в колледж, когда занятия уже начались. Действительно, ничего удивительного. Совсем ничего.

URL
2008-12-22 в 19:19 

snaco_club
Глава 1.

Когда Драко впервые зашел на территорию частной школы для мальчиков, куда его сослал (более подходящее слово просто нельзя было подобрать) отец, сияло солнце. На протяжении всего дня погода была очень изменчива: небо было то пасмурно-серым, посылая на головы горожан слабый дождик, то прояснялось и, как сейчас, открывало всю яркость красок.
От вида освещенной золотистыми солнечными лучами мощеной дороги по направлению к главному входу в колледж, юноша скривился. На душе у парня и без того не пели соловьи, так еще и солнце, будто издевалось, освещая мрачное по задумке старинное здание и предавая ему тем довольно уютный и гостеприимный вид. Открывавшаяся глазам картина настолько разнилась с чувством обреченности и потерянности, завладевшими молодым Малфоем с конца лета, когда стало ясно, что отъезда не избежать, что хотелось от злости со всей силой ударить о камень кулаком. Пусть это означало бы разбить руку в кровь, оно даже к лучшему: запачканные красными пятнами позолоченные солнцем бледно-серые каменные плиты не выглядели бы столь жизнерадостно. Но, разумеется, ничего подобного Драко не сделал. Он ведь был представителем благородной семьи, и услышать второй раз холодное «Мне стыдно, что ты мой сын», поведи он себя недолжным образом, парню не хотелось. Поэтому, стараясь придать лицу если не невозмутимый, так хотя бы брезгливо-пренебрежительный вид, юноша размеренным шагом направился к месту его дальнейших мучений – школе для таких же как он отпрысков благородных фамилий.


Не беспокоясь о багаже, – отец по крайней мере отправил с сыном сопровождающего, в обязанности которого и входило таскать многочисленные чемоданы и вешалки Драко - парень направился прямиком в кабинет директора. Тот обнаружился на пятом – последнем - этаже здания. Замок был небольшим, что не создавало сложностей в поисках кабинета, так как само заведение было немноголюдным: в школу принимали только «избранных». «По крайней мере, решил юноша, можно рассчитывать, что здесь присутствуют только выходцы из богатых аристократических семей, и нет каких-нибудь заумных выскочек». В очередной раз зло наморщившись от воспоминаний об одном примере «выскочек», располагающемся сейчас в Малфой Менор в объятьях Люциуса, Драко громко постучал в дверь директорского кабинета и, не дожидаясь приглашения, вошел внутрь.
Помещение прямоугольной формы, отделанное деревом, выглядело, несмотря на наличие немалого количества стрельчатых окон, очень мрачно. Возможно, дело было в том, что комната располагалась на теневой стороне, или из-за громоздкой, выполненной в готическом стиле, мебели, а, скорее всего, по обеим причинам сразу. Впрочем, главной деталью, развевающей всю жизнерадостность посетителей кабинета, служил его хозяин, который сейчас, восседая за массивным не то черным, не то темно-коричневым, письменным столом, поднял взгляд от своих записей и недовольно наблюдал за нарушителем своего уединения.

Мужчина был одет в черный строгий костюм, белая рубашка практически полностью закрывалась наглухо застегнутым жакетом со стойкой. У него были довольно длинные, закрывавшие уши черные волосы, бледная оливкового цвета кожа, резкие черты лица и угольно-черные глаза. От его тяжелого взгляда у вызванных для разъяснительных бесед учеников наверное мороз бегал по коже (Драко подумал, что вероятно камин в кабинете нужен для отогрева этих несчастных), а у родителей учеников создавалось впечатление, что они отдали детей в исправительную колонию, но молодой Малфой был не из робкого десятка. Впрочем, сейчас, вероятно, сыграла свою роль ситуация – юноша чувствовал, что после домашней ссоры, повлекший его здесь присутствие, терять уже нечего, и бояться тоже. Так или иначе, парень размеренной походкой подошел к директорскому столу и, растягивая слова, произнес:
- Мистер Снейп, меня зовут Драко Малфой, мой отец обсуждал с вами мое здесь обучение, - произнес это белокурый аристократ и протянул ему все необходимые документы, привезенные с собой. В этот момент их глаза встретились, и Драко увидел во взгляде директора не то сочувствие, не то теплую искру, как, например, при встрече со старым знакомым. Старым знакомым мистер Снейп Драко не являлся, и блондин немного смутился. Впрочем, странный взгляд в следующее мгновение сменился на безразличный, и Малфой спокойно вздохнул. «Показалось.»
Мужчина молча забрал бумаги и жестом предложил юноше присесть на стул напротив себя. Парень подчинился. Пока директор просматривал документы, Драко изучал его кабинет. Внимание юноши привлекла массивная стеклянная табличка на письменном столе с выгравированной цитатой: «Школьный учитель обладает властью, о которой премьер-министр может только мечтать. Уинстон Черчилль.» Малфой хмыкнул про себя: похоже, директор любил подобные высказывания, правда, сам юноша пока не совсем понимал смысл прочитанного настольного лозунга.
- Очень хорошо, мистер Малфой, - сказал директор, отложив бумаги. - Вы принесли все нужные бумаги. Не вижу смысла дольше вас задерживать и рассказывать о том, как правильно вы сделали, выбрав наш колледж, или прочей ненужной болтовней. Мой секретарь Роберт покажет вам, как добраться до общежития, и расскажет все, что вам необходимо знать. Добро пожаловать в наш колледж.
С этими словами мужчина поднялся из-за стола и жестом пригласил юношу ко второй, помимо той, через которую Драко вошел, двери в кабинете.
- И на будущее, мистер Малфой, - директор остановился на середине шага, - в мой кабинет хоть и можно попасть напрямую с коридора, предлагаю вам в следующий раз сначала заходить к моему секретарю, - мужчина открыл дверь в смежную комнату, кивком указывая освободить помещение.

URL
2008-12-22 в 19:19 

snaco_club
Секретарь – длинный худой парень болезненного вида молча кивал, слушая указания директора относительно новоприбывшего, а затем, когда мужчина, завершив свою речь, удалился в кабинет, доброжелательно улыбнулся Драко и, предварительно позвонив в общежитие, пригласил парня следовать за собой.
Роберт и Драко вышли из административного корпуса, и секретарь, махнув рукой в сторону и сказав «Нам налево», направился к двухэтажному зданию, скрывавшемуся в глубине сада.
- Все занятия проходят в корпусе, из которого мы только что вышли, - начал рассказывать Роберт, - а там, - он указал на пятиэтажное строение, находящееся по правую сторону от них, - библиотека. А это – общежитие. На первом этаже – столовая. Комнаты располагаются на первом и втором этажах. Вы будете жить на втором.
Роберт толкнул входную дверь, и они вошли в корпус, затем он кивнул в сторону широкой лестницы, ведущей на второй этаж. Холл был достаточно широким, верхний свет освещал светло-сиреневые стены. Драко насчитал семь дверей по одну сторону коридора.
Поднявшись по лестнице, они оказались в холле второго этажа: здесь стены были приглушенного фисташкового цвета.
- Здесь, - указал Роберт на большую дверь, выполненную из матового стекла и темного дерева, - все ученики обычно собираются после занятий. Он распахнул ее, и взору Драко представилась просторная светлая комната. На дальней стене висел телевизор, у которого стояло два дивана и кресло, напротив стояло несколько столов с компьютерами, рядом же расположились книжные полки.
- А сейчас нам надо идти, - поторопил секретарь Драко. – У нас мало времени. Здесь налево, - направил Роберт юношу, когда они покинули комнату.
Наконец, остановившись у одной из дверей, и, открыв ее, он сказал:
- Ваша комната. Ваш сосед сейчас на занятиях, и я рекомендую вам присоединиться к нему. Где проходят занятия, Вы уже знаете. Вот ваше расписание, - Роберт протянул Драко сложенный вдвое лист бумаги. – Вы еще успеете на последний урок.
- Пожалуй, сегодня я уже никуда не пойду, - медленно протянул Драко, решив, что в первый день неплохо было бы просто осмотреться.
- Я не советовал бы вам так поступать. Не рекомендую пропускать экономическую теорию без уважительных причин. И даже по уважительным. И постарайтесь не опаздывать. Нарушение дисциплины крайне нежелательно, так что советую поторопиться. Пойдемте, я провожу Вас.
- Спасибо, но я уверен, что справлюсь сам, - холодно заметил Драко. Впрочем, Роберт, похоже, не заметил подобного тона и, кивнув на прощание юноше, вышел из комнаты.
Драко окинул спальню долгим взглядом. У входа находился шкаф, одна из его створок была приоткрыта, и юноша заметил внутри свой чемодан, а на вешалках висели несколько пар форменных брюк и свитеров. Два письменных стола, стоящие друг напротив друга: один – девственно чистый, другой – со стопкой учебников и тетрадей. На вершине этого сооружения из учебных пособий находился i-pod, в углу приютился выключенный ноутбук, а рядом с ним – очевидно позабытый хозяином psp. Над столом висели три плаката – один Aerosmith и два Rolling Stones. Под столом Драко заметил футбольный мяч, рядом с ним валялась скомканная и брошенная в самый темный угол футболка. В глубине комнаты находились две кровати, поставленные перпендикулярно друг к другу: одна – у окна, другая – у стола, на котором возвышалась пирамида учебников. На этой узкой кровати корешком вверх лежал «Экономикс», раскрытый на середине, и юноша знал, что в этом семестре он не входит в программу обучения. «У моего соседа разносторонние интересы? Что ж, вот это уже интересно», - отметил про себя Драко. Вторая такая же узкая кровать, теперь, очевидно, принадлежащая самому Драко, стояла у противоположной стены. Краем сознания юноша отметил, что вдвоем на подобном ложе уместиться будет крайне проблематично. «Впрочем, - мысленно усмехнулся он, - в случае необходимости это не будет преградой». В углу находилась дверь – предположительно, в ванную. Драко заглянул и туда. Там действительно оказалась ничем ни примечательная ванная комната: душевая кабина в углу, шампунь, пена для бритья, дезодорант в аэрозольной упаковке, гель для умывания, маска-пленка для жирной кожи и глицериновый крем для рук на полке, крепившейся к зеркалу; свернутый, наполовину пустой тюбик зубной пасты в раковине, темно-зеленое полотенце и такого же цвета длинный банный халат на вешалке.
Драко посмотрел на наручные часы и сверился с расписанием: урок начинался ровно через десять минут. Развернувшись и покинув ванную, юноша направился к выходу. Заметив на входной двери плакат с изображением клуба Chelsea, он эффектно хмыкнул. Образ первого владельца комнаты вырисовывался вполне четко. Аэросмит и футбол – уже неплохо. Крем для рук с глицерином выглядел также очень обнадеживающе.

URL
2008-12-22 в 19:20 

snaco_club
Глава 2

Захватив два учебника по экономике и чистую тетрадь, Драко вышел из общежития и поморщился: снова начался дождь. Подняв воротник куртки и застегнув молнию до конца, он поспешил на занятие.
Учебная аудитория № 211 без труда обнаружилась в административном корпусе на втором этаже. Все студенты, одетые в форменные темно-серые брюки и такие же свитера с вышитой эмблемой колледжа, уже сидели на своих местах и тихо переговаривались. Драко, окинув быстрым взглядом класс, занял место на последнем ряду и разложил на столе учебные принадлежности.
Пару секунд спустя, в кабинет ворвался парень, одетый так же, как и все здесь присутствующие. Опустившись за один стол с Драко, он глубоко вздохнул, пытаясь привести в порядок сбившееся дыхание, и повернулся в сторону блондина:
- Успел! - счастливым голосом сообщил он тому.
- Мои поздравления, - скептически пробормотал себе под нос юноша, искренне не понимая эйфории вновь пришедшего.
- Новенький, - коротко констатировал он и усмехнулся.
- Крайне наблюдательно, - хмыкнул Драко и, презрительно фыркнув, отвернулся.
В ту же минуту дверь резко распахнулась, и в класс стремительно вошел директор. Драко решил, что, очевидно, что-то произошло, и сейчас им предстоит не урок, а дознание и поиск виновных, но речь, произнесенная Снейпом, уже стоявшем за кафедрой, быстро разуверила парня в правильности сделанных выводов:
- Уберите все с парт, - начал директор, - мистер Нотт, будьте добры, раздайте всем чистые листы, - мужчина передал указанному парню стопку бумаги и, обращаясь снова ко всему классу, продолжил:
- Прошлый раз мы изучили роль и функции денег. Я хочу проверить, как был усвоен материал, поэтому сейчас вы должны написать контрольную, состоящую из трех вопросов, - их Снейп уже писал на доске аккуратным убористым почерком. - На работу дается двадцать минут.
Нотт положил на стол Драко чистый лист бумаги. Вокруг все уже принялись активно писать задание, а юный Малфой так и сидел, осматриваясь. Конечно, до сегодняшнего дня он всегда занимался исключительно с репетиторами, и школьный класс, где все ученики были как единый организм, должен был показаться ему чем-то необычным, но Драко готов был поклясться, что происходящее сейчас отличается от остальных уроков: ученики вжались в свои парты, уткнувшись в листы бумаги. Никто не крутился, не пытался подглядеть, все были заняты контрольной и только ей. Парень, сидевший рядом с блондином - тот, что не хотел опаздывать - что-то быстро писал с очень серьезным видом. Директор, молодой Малфой никак не ожидал, что он окажется еще и преподавателем по экономической теории, расхаживал между рядами (видимо не столько для предотвращения списывания, поползновений к которому и так не наблюдалось, сколько для запугивания) с указкой из темного дерева в руках. Казалось, ничто не может ускользнуть от его пронзительного взгляда. Похоже, что мужчину боялись, и боялись очень сильно, вот только почему молодой человек никак не мог понять: директор хоть и выглядел строгим (но, кстати, вполне адекватным), ужаса у молодого Малфоя не вызывал. Или парень просто разучился бояться? Ответ пришел довольно быстро: просто Драко не дорожил тем, что было важно для всех здесь собравшихся. Его не страшили ни выговоры, ни даже исключение (хотя об этом было рано говорить в первый день учебы) всего лишь потому, что он никогда не стремился попасть сюда. Ведь, по сути, колледж был нужен учащимся здесь для престижа и уважения со стороны окружающих, что у Драко было и без того, и для оправдания возложенных родителями на своих отпрысков надежд. Тут у юноши тоже была особая ситуация.
- Мистер Малфой, время идет, - холодный голос мужчины привел Драко в чувство, - советую поторопиться. Или тема вам незнакома?
- Нет… то есть, я знаю тему, сэр, - после замешательства ответил юноша. Он все еще находился под впечатлением от эффекта, произведенного директором в классе.
- Похоже, новенький какой-то заторможенный, - прошептал один из учеников другому, - даже переодеться не догадался.
Второй парень тихо захихикал.
- Мистер Смит, - оборвал веселье директор, - вы, похоже, жаждете общения. Я с удовольствием предоставлю вам возможность высказать все, что вы думаете об уравнении обмена Фишера через двадцать, нет, восемнадцать минут. А сейчас продолжайте работу.
Судя по тому, как парень поджал губы и принялся лихорадочно писать, его готовность по теме не позволяла рассчитывать на положительную оценку ответа.

URL
2008-12-22 в 19:21 

snaco_club
Безжалостно улыбнувшись, Драко принялся за контрольную. Занятия с репетитором не прошли даром, и юноша без труда ответить на все вопросы, даже успев уложиться во время. Контрольные были сданы, а результаты большинства учеников уже можно было легко предсказать по выражениям их лиц. Затравленный взгляд одних свидетельствовал о полном провале, напряженный поиск по конспектам упущенных моментов другими – о недостаточно усердной подготовке (либо неуверенности в себе), самодовольные улыбки, впрочем, таковая была обнаружена только у соседа молодого Малфоя, - об успешном выполнении задания.
От нечего делать Драко принялся равнодушно изучать этого, как видимо, способного ученика. Черные прямые волосы, худое лицо с высокими скулами, напряженный взгляд темных глаз… пожалуй, парня можно было назвать красивым.
- Можно узнать, почему ты так долго на меня пялишься? Я тебе что, понравился? - по улыбке брюнета нельзя было сказать, что он этим фактом недоволен. «Впрочем, - подумал Драко, - может, он просто надеялся меня смутить». Подобная вероятность заставила молодого Малфоя ухмыльнуться и принять вызов:
- Просто в классе больше не на ком остановить взгляд, - все тем же скучающим тоном ответил юноша. Фраза заставила брюнета оторваться от книги, от которой он до того не поднимал головы, и с неподдельным интересом взглянуть на новенького.
- А ты занятный, - хитро улыбаясь, сказал парень.
- Мистер Забини, - на стол брюнета опустилась директорская указка, - я рад, что вы уже нашли общий язык с мистером Малфоем, однако, будьте любезны, налаживайте личные контакты за пределами класса в свободное от занятий время.
- Да, сэр, - опустив глаза в пол, ответил брюнет.
Далее по ходу урока директор опросил кучу народу, после чего принялся рассказывать новую тему. К концу занятия, когда профессор, закончив объяснения, начал писать на доске гигантское домашнее задание, Драко не без изумления поймал себя на том, что за удивительно интересной лекцией время пролетело совершенно незаметно. Мужчина не просто отлично знал и, вероятно, любил свой предмет, он умел донести его до окружающих так, чтобы не оставалось неясностей, но возникало желание знать еще больше. «Что ж, - решил юноша, - по крайней мере, хоть один урок можно будет посещать с интересом». Прозвенел звонок, и директор, убедившись, что к нему не возникло вопросов, покинул класс, после чего ученики принялись собираться.
- Так твоя фамилия Малфой? – сосед Драко уже взял свои вещи и теперь стоял рядом.
- Да, а ты Забини? Никогда не слышал эту фамилию раньше,- парень поднялся с места и встал напротив высокого брюнета.
- Так и я твою тоже, - улыбаясь, ответил тот. - Ладно, предлагаю пойти в общежитие. И еще, думаю, нам стоит перейти на обращения по именам. Все-таки жить вместе! Меня зовут Блейз.
- Я – Драко, - блондин удивленно хлопал пушистыми ресницами. - С чего ты взял, что мы будем жить вместе?
- Ну, - протянул Блейз, - у меня нет соседа, а ты новенький и не мог сразу попросить тебя отселить.
- А должен был? – насторожился Малфой.
- Не знаю, должен или нет, но так сделали все три моих предыдущих соседа, - брюнет подарил собеседнику обворожительную улыбку. - Со мной, знаешь ли, не хотят жить. Я – тяжелая и сложная личность.
- Неужели? - подобное утверждение повеселило Драко. - Ты меня заинтриговал.
Когда юноши пришли в свою комнату, Блейз швырнул тетради на стол и завалился на кровать, а Драко принялся раскладывать свои вещи.
- Так почему же с тобой никто не хочет делить кров? – утверждение соседа о своем якобы сложном характере все еще веселило блондина. Уж «сложнее», чем сам Драко, Забини никак не мог быть. – Хочу знать, чего от тебя ожидать.
Блейз хмыкнул.
- Все проще, чем ты мог подумать и упирается всего лишь в предубеждения! Скажем так, я предпочитаю вечеринки, где собираются мужчины. Если у тебя с этим проблемы, лучше сразу попроси отселиться.
Драко горько усмехнулся.
- Нет, вот разве что с этим у меня проблем нет.
- Честно говоря, я так и подумал,- сказал Блейз.
Драко разложил вещи и уселся на свою кровать. Учебная неделя была окончена, и пока можно было не забивать голову расписанием и домашним заданием.
- Так что привело тебя в тюрьму?* – с улыбкой спросил Блейз.
- Хочешь показать, какой ты начитанный или тебе здесь тоже не особо нравится? – Драко был удивлен, что кто-то помимо него считает это место настоящим склепом. Тем более странно было услышать такое изречение от, как показалось Малфою, очень жизнерадостного Забини.
Брюнет равнодушно дернул плечами.
- Да как тебе сказать, - Блейз запустил свои тонкие длинные пальцы в блестящие черные волосы, приглаживая и без того идеально лежавшие локоны, - у меня есть причина быть дома, но отец был непреклонен - и вот я здесь. Ему, видите ли, хочется, чтоб я скорее познал азы экономики и продолжил семейное дело. Для этого меня и отправил в «самую лучшую школу». Сейчас я, конечно, уже привык, но первое время было тяжко. А тебя после чего сюда?
Драко чуть заметно вздрогнул. Вот именно что не «почему», не «за что» (хотя это тоже сыграло свою роль), а «после чего»! После того, как Люциус завел себе новую игрушку и не позволил сыну ей воспользоваться. Молодой Малфой взглянул на соседа, но тот, казалось, не заметил - или тактично делал вид, что не заметил - секундную вспышку гнева, отразившуюся на лице блондина при воспоминании о событиях этого лета. Драко совершенно не хотел кому-либо рассказывать всю историю, но, подобрав-таки слова, ответил:
- После того, как я стал не нужен отцу.
Секунду медля, Малфой все-таки поднял взгляд на собеседника. Он понял, что сказал много больше, чем хотел, и боялся узнать реакцию Блейза. Конечно, после случившегося сам Драко считал себя несчастным и обиженным судьбой, но он не перенес бы сочувствия. Участие в его судьбе, проявленное кем-либо пусть даже из лучших побуждений вызывало у юноши тошноту и гнев. Но ничего такого на лице Забини не отражалось. Напротив, он, сложив руки на груди, весело ухмылялся.
- Мы с тобой определенно подходящие друг для друга соседи,- сказал Блейз, - у нас даже проблемы схожие, хотя и разной полярности. Ты отцу не нужен, а я уж слишком необходим.
Подумав над комичностью ситуации, Малфой улыбнулся. Как ни странно, но тот факт, что проблемы здесь не только у него (хотя у Бейза их было, несомненно, меньше) позволил Драко почувствовать себя лучше. Забини тем временем уже завел рассказ о местных правилах и преподавателях, ловко придумывая прозвища каждому и припоминая какие-нибудь глупые истории из прошлого года. Слушая соседа и, постепенно проникаясь его веселым настроением, блондин вдруг осознал, что впервые за несколько дней смог запрятать свои гнев и ненависть поглубже и немного расслабиться, не думая ни о чем, лишь наслаждаясь спокойствием уходящего дня и предвкушением выходных.


* - нестрогая цитата Гамлета.

URL
2008-12-22 в 19:22 

snaco_club
Глава 3

- Мне начинает казаться, что ты специально меня провоцируешь, - Драко, приподняв бровь, посмотрел на Блейза.
Было воскресенье, и парни возвращались в общежитие после прогулки. Брюнет развлекал нового соседа рассказами о своей жизни, семье, увлечениях. Однако когда он дошел до воспоминаний о своем первом любовнике и связанных с ним безрассудных поступках, Малфой прервал его.
- О чем ты? – Забини удивленно наблюдал за собеседником.
- Не считаешь, что уж слишком откровенен со мной? Ведь ты же меня совсем не знаешь.
Блейз в своей манере равнодушно пожал плечами.
- Можно подумать, это такая стратегически ценная информация.
- Дело даже не в этом, - объяснять сделанные промахи было не в характере Драко, но Забини был ему приятен, да и любопытство подстегивало, - ты будто испытываешь лимиты моего терпения. Мне, конечно, совершенно не важно, что ты гей, потому что и самому парни больше нравятся, но выкладывать такие подробности можно только тем, кому доверяешь.
- А почему бы мне тебе не доверять? – улыбаясь, поинтересовался брюнет.
- Потому что мы знакомы второй день, - Драко искренне недоумевал, как такой неглупый парень может не понимать столь очевидного. Теперь, правда, блондину в голову пришла мысль, что Блейз специально прикидывается болтливым идиотом, чтобы проверить не терпение, а, что еще хуже, порядочность молодого Малфоя. А он, как дурак, покупается.
- Ну, во-первых, я действительно тебе доверяю, потому что мне так хочется. Ты не такой, как другие, и, думаю, можешь меня понять. Во-вторых, как я уже сказал, я не считаю рассказанное тебе чем-то очень важным. Если же ты имел ввиду, что это показывает меня в дурном свете, то скажу лишь, что не хочу прикидываться тем, кем не являюсь. Да, я не идеален, но не хочу лицемерить. Не люблю это.
- Ладно, хочешь болтать – болтай, - хмыкнул Драко. - Больше эту тему поднимать не стану.
Несмотря ни на что, Малфою нравился новый знакомый. Его доверие льстило и не было похоже ни на заискивание, ни на заигрывание. Драко уже успел прозондировать эту тему и выяснил, что дома у Блейза есть парень, с которым тот встречается уже пару лет, и по которому очень скучает. Подтверждением тому служили постоянные телефонные звонки и переписка по смс.
Малфой наблюдал за воркованием Забини и Дэвида (так, сказал брюнет, зовут его любовника), с кислой миной. Драко был непонятен язык влюбленных. Юноша просто терялся в догадках, почему даже умные, серьезные люди кардинально меняются, заводя разговор с предметом своей страсти. Что вынуждает замирать самую холодную кровь, смягчать интонации даже самого грубого голоса, теплеть самый строгий взгляд, кокетливо нашептывать какую-то чепуху рот, с которого только что слетали пламенные речи об истории развития экономико-математического моделирования. Самому парню было это чуждо. Одно дело пытаться обворожить кого-то и намеренно добавлять томление во взгляд и вкрадчивые ноты в голос, и другое – превратить такую манеру общения в естественную. Блондин не хотел для себя такой судьбы, такого, как он полагал, падения и, оставаясь безучастным к миру амуров, брезгливо хмыкал всякий раз, когда от телефона Блейза доносилась мелодия, поставленная на Дэвида.

Первые две недели прошли в суматохе и стремлении быстрее освоиться. Выяснив, что не отстает ни по одному из предметов (по некоторым даже зайдя вперед), Драко окончательно расслабился и под руководством Блейза познакомился с одноклассниками. Впрочем, юноша все равно предпочитал держаться особняком, общаясь преимущественно с Забини. Брюнет был даже необходим Малфою как средство забыть о так и не ушедшем ощущении гнева по отношению к отцу. Только постоянное присутствие рядом жизнерадостного соседа с его веселыми историями позволяло Драко отвлечься. Да, с Блейзом было приятно даже просто сидеть в тишине. Тогда блондин подолгу смотрел на парня, изучая каждую деталь его внешности, каждую черточку лица, размышляя над тем, как из столь простых деталей как нос, рот, глаза складывается привлекательная (в данном конкретном случае) внешность. Играя с самим собой в игру, которую придумал еще давно и применял раньше к мальчикам, которых приводил в дом Люциус, молодой Малфой пытался дать оценку каждой из вышеупомянутых деталей внешности Забини. Так, оценки «превосходно» удостоились губы - в меру полные, правильной формы нос и красивые ушные раковины. И главное, что в Блейзе нравилось Драко - отсутствие резкости: все черты лица были сглаженными, выдавая возможную мягкость и податливость характера. Впрочем, к этой игре блондин вскоре охладел, потому как она требовала более тщательного осмотра «участника», то есть в обнаженном виде, а оценка скрытых одеждой частей тела была самым интересным. С другой стороны, то, как сладко улыбался его сосед, заметив, что Малфой уже долгое время не сводит с него глаз, позволяло надеяться, что когда-нибудь Драко удастся завершить начатое.

В пользу той же надежды говорило и явное нежелание Забини соблюдать верность в постели своему возлюбленному.
Однажды Драко увидел тому вполне красноречивое подтверждение: вернувшись в комнату общежития из библиотеки гораздо раньше, чем планировал, блондин обнаружил, что его сосед был в спальне не один. Точнее сказать, на кровати Забини лежал какой-то незнакомый Малфою полностью обнаженный парень, видимо из старшекурсников, блаженно постанывающий в ответ на умелую работу Блейза ртом. Застигнутый подобным зрелищем врасплох, Драко не успел вовремя незаметно (а из-за включенной музыки звук открывшийся двери не был услышан увлеченной другим процессом парой) скрыться, и был замечен. Приоткрыв затуманенные желанием глаза, сфокусировав взгляд на вошедшем, очень удобно расположившийся под брюнетом парень, вздрогнул и резко поднялся на локтях. Неправильно истолковавший это движение Блейз оторвался от своего занятия и кинул в руки партнеру тюбик с кремом. Когда же тот резким рывком спрыгнул с кровати и принялся собирать свои разбросанные по полу вещи, старательно закрываясь ими от Малфоя, будто оставались еще части тела, которые блондин не успел увидеть, Забини обернулся и увидел соседа. Впрочем, лицо брюнета выражало разве что удивление и немного досаду, но совсем не смущение, которое, видимо в противовес, испытывал в двойном размере его неудавшийся любовник, успевший к тому времени скрыться в ванной. Не выдержав, Драко прыснул. Смущения он, разумеется, не испытывал. Да и способен ли был на это юноша, чей отец спокойно и даже с радостью откликался на флирт сына, одновременно откровенно поглаживая сидящего у себя на коленях "гостя"?! Если и остались ситуации, способные вогнать молодого Малфоя в краску, сейчас определенно была не такая. Блейз тоже посмеялся, но, кинув удрученный взгляд в спину поспешно ретировавшегося старшекурсника и обреченно помотав головой, произнес:
- А я так долго к нему подкатывал!
Продолжая смеяться, Драко отметил, что Забини, откинувшийся на подушку и убирающий влажную челку с лица, сейчас выглядит очень сексуально, даже несмотря на то, что самое интересное было спрятано от взора Малфоя. Кинув взгляд на тонкую дорожку темных волос внизу живота и на все еще возбужденный член, очертания которого угадывались под простыней, блондин уже почти решил предложить продолжить столь спонтанно прерванную встречу с другим партнером, то есть с собой, когда его пробрало не вовремя возникшее любопытство.
- А как же любовь? - с издевкой спросил он Блейза.
Тот искренне удивился:
- Причем здесь любовь? Да, я люблю Дэвида, но это никак не влияет на то, что я с кем-то сплю здесь.
- Значит, верность до гробовой доски не для тебя, - расплылся в улыбке Малфой. - Что же ты мне голову морочил своими «Дэвид и Я навеки»?
Забини скрестил руки на груди и строго, почти как Снейп, взглянув на соседа, произнес:
- Любовь и секс – разные вещи. Хорошо, конечно, когда объект и для того, и для другого совпадает. Но ведь не всегда же так везет! Я в этом треклятом учебном заведении торчу уже второй год, выезжая только на каникулы, и впереди у меня еще два года. Как я, по-твоему, могу в свои шестнадцать сохранять верность?
Драко победоносно хмыкнул:
- Ты сам себя послушай! Это просто оправдания. В конце концов, мало ли всяких приспособлений! И вообще, ты говоришь о своем возлюбленном, как об объекте! Не очень похоже на глубокие чувства. Думаю, на подсознательном уровне ты просто не хочешь с кем-либо серьезных отношений!
- Тоже мне психолог! – Блейз засмеялся, отмахнувшись от соседа. - Во-первых, я говорил совершенно абстрактно, не имея ввиду себя, чего, кстати, не сделал ты, рассуждая о боязни серьезных отношений!
- Я ничего не сказал про страх! – возмущенно перебил его блондин.
- Ну, так я тебе говорю! – Забини был совершенно серьезен. - Ты так брезгливо относишься ко всем влюбленным, потому что завидуешь, и где-то в глубине души хочешь испытать подобное. Но если ты до сих пор один, значит, что-то мешает. С твоими внешними данными понравится кому-либо не проблема. Выходит, какая-то часть тебя все-таки этому противится, и я склонен думать, что это страх.
- Заткнись! Ты обо мне ничего не знаешь. Как ты можешь рассуждать?! - запоздало попробовал перебить друга Драко, и уже тихо добавил, - я не боюсь ни любви, ни предательства. И то, и другое я уже узнал.

URL
2008-12-22 в 19:22 

snaco_club
Блейз молча смотрел на соседа, а затем примирительно произнес:
- Возможно, я действительно чего-то не знаю, но ведь ты ничего не рассказывал. Я сделал выводы из того, что вижу.
- А ты не думал, что я не хочу в отличие от тебя выкладывать все подробности своей жизни, не желаю выворачивать наизнанку душу, потому что моя личная жизнь касается только меня? – взбеленился Малфой.
- К чему у тебя больше претензий, - Блейз все еще пытался оставаться спокойным, - к тому, что я попробовал разобраться в твоих проблемах или к тому, что рассказал о своих?
- Да нет у меня проблем, - злобно выдавил Драко, - достала эта откровенность! Я к такому не привык, понятно тебе?! Меня всю жизнь учили одному, а потом из-за этого же выдворили сюда.
Юноша даже сам не понял, как это сорвалось у него с языка. Похоже, что открытость Забини была заразна, и, дабы избежать дальнейших ненавязчивых расспросов, блондин предпочел спастись бегством, пулей вылетев из комнаты.

Был уже вечер, но на улице все еще можно было встретить студентов и преподавателей.
Разгневанный Малфой не знал, куда податься, поэтому, выйдя из общежития, принялся бестолково бродить по многочисленным улочкам студенческого городка. В итоге, найдя какой-то безлюдный участок, Драко уселся под деревом на траву газона и, злобно созерцая из своего укрытия изредка проходящих мимо людей, попытался понять, что же именно его так сильно взбесило. Прокрутив пару раз в голове их с Блейзом диалог, юноша пришел к выводу, что слишком уж бурно среагировал, и чести это ему не делало. Пришлось признать, что он повел себя глупо и несдержанно, а ведь по приезду в колледж собирался стать воплощением холодности и сдержанности! Горько усмехнувшись, Драко почувствовал себя полным неудачником. Его сегодняшняя жизнь представлялась парню насмешкой, пародией на то, что было раньше.
А может, дело было просто в том, что он застал Блейза с кем-то? Нет, это была не ревность, но, пожалуй, зависть. В конце концов, как правильно заметил брюнет, ему было только шестнадцать, и гормоны требовали высвобождения, а у Драко не было никого с тех самых пор как в его доме появился Гарри. Снова вспомнив об источнике всех своих страданий, юноша гневно скрипнул зубами. Ему очень захотелось увидеть страдания этого парня, как, впрочем, и Люциуса, - он был виноват ничуть не меньше, даже больше этого обормота, в мучениях сына. И тогда молодой Малфой осознал, что помогло бы ему успокоиться. Драко собирался отомстить.
- Мистер Малфой, - раздавшийся за спиной голос вернул юношу из размышлений, и блондин только сейчас понял, что уже совсем стемнело. - Что вы делаете здесь в столь поздний час?
Обернувшись, парень не без удивления осознал, что говорящий с ним мужчина ни кто иной, как директор школы. Снейп стоял, скрестив руки на груди и вопросительно подняв бровь, и наблюдал за учеником. Поспешно поднявшись на ноги, Драко отрапортовал:
- Ничего, сэр, я уже собирался уходить.
- Вы разве не ознакомились с режимом работы общежития? – продолжил задавать вопросы мужчина. - Здесь не гостиница, и вы должны соблюдать определенные правила. Разве вас в это не посвятили?
- Нет, сэр, - нагло солгал парень.
Судя по выражению лица, директор не особо ему поверил, однако, ограничился фразой:
- Пойдемте, я скажу, чтоб вас пропустили.
Юноша молча последовал за мужчиной, гадая, почему же все так боятся столь лояльного человека. Находись молодой Малфой в ином месте, он мог бы предположить, что дело в нем, а точнее, в его фамилии, но в этом колледже все ученики были из не менее известных и богатых семей, и выделять одного ученика не пришло бы директору в голову без причины. Таковой же быть не могло просто потому, что Люциусу было бы незачем обращаться с подобными глупыми просьбами к руководителю заведения, где ко всем ученикам относятся очень благосклонно.
Проводив Драко до дверей общежития и убедившись, что все в порядке, мужчина попрощался и направился прочь. Юноша в ответ поблагодарил его за помощь и, уже успокоившись, вернулся в свою комнату. Блейз встретил его вопросами о том, где можно было так долго пропадать.
- Я тебя обыскался! – заявил в итоге брюнет. – Уже почти одиннадцать! Тебе еще повезло, что ты не попался кому-нибудь из преподавателей!
- Вообще-то мне встретился директор, - безразличным тоном произнес Драко.
- И какое же наказание тебя теперь ждет?
- Никакого, - пожал плечами блондин. – Он просто сказал, чтобы я возвращался в общежитие, а потом проводил меня.
- Профессор Снейп просто сказал? – изумленно переспросил Блейз. – Драко, обычно он не ограничивается этим. Вот когда я в прошлом году возвращался в общежитие от моего нового… - Малфой предупреждающим жестом попросил опустить подробности, - в общем, я немного задержался, и он заметил меня на улице. И мне пришлось писать работу на сто страниц по учениям Адама Смита. Так что наш директор никогда не ограничивается просто словами.
Драко помолчал, переваривая полученную информацию, а потом, решив не заострять на этом инциденте своего внимания, сменил тему разговора:
- Похоже, что я капитально испортил тебе вечер.
- Да ладно! – отмахнулся Забини. - Я сам виноват. Надо было тебя предупредить на счет Эйдана. Да и приставать я стал зря.
- Предлагаю забыть произошедшее, - нашел подходящий выход Драко.
- У меня идея получше, - улыбнулся его сосед. - Как насчет того, чтобы простить друг друга и не наступать на старые грабли?
- Тоже ничего, - ухмыльнувшись в ответ, согласился блондин.
На этом было объявлено перемирие.

URL
2008-12-22 в 19:23 

snaco_club
Глава 4

Последующие несколько дней прошли без особых происшествий. Однако, слегка усмирив эмоции, Малфой сделал для себя одно неприятное открытие. Он отчетливо осознал, что помимо злости и жажды мести его терзает и другая жажда, способная по силе посоперничать с гневом. Желание мучило его круглые сутки напролет, становясь все более нестерпимым, заставляя юношу просыпаться посреди ночи и переодевать пижаму после очередного мокрого сна.
Пару раз во сне Драко видел Люциуса – мужчина говорил, что бросил Гарри ради сына и они с молодым Малфоем долго и занимались любовью. Несмотря на то, что в этих снах было больше нежности, чем страсти, просыпаясь, юноша всегда кончал сильнее обычного. Отец всегда много значил для юноши, по сути, он был его единственным родственником. Несмотря на то, что парень рос в неполной семье, недостатка ласки он не испытывал, напротив, Люциус любил сына за всех, кто мог быть семьей: отца, мать, любовника ( по крайней мере стать для Драко таковым он жаждал очень долго). Парень всегда знал, что отец его хотел, но лишь сейчас начал понимать, что и сам испытывал влечение к высокому сероглазому красавцу с длинными снежного оттенка волосами. Да и если взвесить все «за» и «против», причин увлечься друг другом у блондинов было куда больше, чем оставаться врознь и соблюдать глупые формальности, принятые в обществе: их объединяли сходные увлечения, склад характера, манеры. Даже внешне отец и сын были довольно похожи, что было немаловажно, учитывая врожденный нарциссизм представителей семейства Малфой. Поразмыслив немного, Драко поймал себя на том, что ждал того дня когда мужчина сорвется и возьмет его будто это было вполне естественно и совершенно нормально. Просто однажды, когда они были бы готовы придти к этой сладкой неизбежности, отец и сын должны были сменить уровень отношений и стать любовниками. Сны, начавшие сниться молодому Малфою, вполне красноречиво говорили о его желании по отношению к Люциусу и готовности принадлежать ему всецело. Но ситуация уже не была прежней – постоянно одергивал себя Драко. Юноша до сих пор не верил, что отец так легко от него отказался. Это заставляло злиться на старшего Малфоя еще сильнее.
Драко становился раздражительным. Неудовлетворенность оказалась чрезвычайно серьезной проблемой, требующей быстрого решения. Раньше подобных проблем никогда не возникало, потому что парень всегда мог найти себе игрушку на ночь ввиде очередного молодого любовника Люциуса. Сейчас же, если бы блондин и заставил себя заговорить с кем-нибудь, затащить этого кого-то в постель было бы очень трудно. Конечно, Драко был очень привлекательным, но в последние дни он стал довольно нервным, все его силы уходили на то чтобы не слишком бурно реагировал на даже самую невинную шутку в свой адрес. А так как с самого своего появления в колледже юноша, все еще находясь под впечатлением от домашней ссоры, зарекомендовал себя мизантропом, инициативу, пожелай парень все-таки с кем-нибудь сблизиться (а для начала и просто познакомиться), пришлось бы брать в свои руки. Заставить же себя флиртовать он никак сейчас не мог. Прибывая в довольно взвинченном состоянии духа, блондин не чувствовал в себе сил надеть привычную с детства маску, а тот, кем он являлся без нее, был сейчас слишком уязвим и мрачен. В итоге единственным собеседником Малфоя по прежнему оставался Блейз. Однако с ним отношения тоже не ладились. Забини занимал почетное второе место после отца в снах Драко, что становилось значительным препятствием в общении. По крайней мере прежней непринужденности больше не было. Блондин проклинал себя за то, что не может разрешить казалось бы элементарную ситуацию, но и решиться на что-либо было трудно.
Ситуация действительно была непростой: с одной стороны Блейз не раз намекал, что не откажется от секса с таким «привлекательным блондином» как Драко и часто строил парню глазки. С другой стороны, юноша не был уверен стоит ли променять друга, который у молодого Малфоя появился впервые в жизни, на любовника. Почему-то парню казалось, что совместить эти понятия не удастся. Забини сколько угодно мог твердить, что любит Дэвида, а спит с другими просто из-за желания, эти его любовники не были связаны с брюнетом дружбой. Дэвид тоже был для Драко проблемой: юноша вовсе не хотел чтобы во время секса с ним Блейз представлял себе другого. А как еще могло быть, если настоящие чувства брюнет испытывает лишь к тому, кто сейчас далеко от этого колледжа.
Забини, однако, упорно делал вид, что не замечает перемен в поведении блондина. По крайней мере, первое время, пока не нарвался на пару грубых комментариев. После этого парень какое-то время ходил обиженным, и, за отсутствием других источников общения, Драко говорил только когда приходилось отвечать на уроках. За эти несколько дней юноше начало казаться, что он живет в компьютерной или приставочной игре, с низким уровнем интерактивных действий, предусматривающей только предсказуемое прохождение скриптовых сцен, то есть школы.
Спасаясь домашней работой, блондин практически все время проводил готовя задания и выискивая дополнительные материалы. Это не могло не сказаться на его и до того неплохой, а теперь и отличной успеваемости – преподаватели приходили в восторг, видя такое усердие. Правда, подобное поведение парня только усугубило его и так не особо активное вращение в коллективе: другие ученики воспринимали отстраненность белокурого аристократа как гордыню, хотя сейчас по иронии судьбы ее в Драко было меньше, чем когда-либо. Теперь даже шарм, присущий Малфою от рождения, не располагал к нему сверстников. Впрочем, парня это уже просто веселило (хотя смех, подобный тому, на который пробивало юношу при мыслях, что его считают ботаником и правильным мальчиком, был вызван скорее расшатанными нервами, чем весельем).
Еще одним объектом постоянных размышлений блондина был директор. Драко казалось, что профессор постоянно наблюдает за ним. Но стоило поднять голову от задания как становилось ясно, что полная уверенность, что тебя только что сверлили угольного цвета глаза, - плод твоего не в меру разыгравшегося больного воображения. И все же парень не мог успокоиться. У него с детства была хорошо развита интуиция и сейчас она в голос кричала, что мужчина по каким-то неведомым причинам выделяет блондина из прочих учеников. Драко и сам не знал почему его это беспокоит: ведь Снейп, если и проявлял к юноше интерес, то ничем это не выказывал. Да и потом, он мог просто отметить как и прочие преподаватели старательность нового ученика. Но молодого Малфоя угнетала эта таинственность и невозможность подтвердить свои предположения. Поэтому парень продолжал вновь и вновь резко оборачиваться или поднимать голову, в попытке подловить мужчину на «шпионаже», тем самым все больше нервничая и шокируя окружающих.
Проблем становилось все больше, а решение пока не было найдено ни одной. Юноша чувствовал что, если его мозг и не взорвется от попытки разрешить сложившуюся ситуацию, то только потому, что его обладатель просто потеряет рассудок.
Сойти с ума не дал тот же Блейз – в один прекрасный (в какой-то степени для Малфоя он действительно стал таковым) день брюнет снова вернулся к старой манере общения, будто ничего и не было. Драко был за это очень благодарен соседу, хотя мотивы подобного поведения и оставались для него загадкой. Толи Забини совершенно не обладал гордостью, толи (что было хуже и, увы, вероятнее) решил снова поиграть в психоанилитика и, сделав какие-то выводы о поведении Малфоя, захотел помочь разобраться в проблемах. Мысли о том, что его считают так легко читаемым и пытаются направить на путь истинный выводили юношу из себя. Впрочем, Блейз до сих пор не поднимал подобной темы и это успокаивало. Может быть и не было подвоха в действиях соседа? Может так и должны поступать друзья, а у блондина просто началась паранойя? Терзаемый подобными вопросами, Драко заканчивал третью неделю своего пребывания в колледже.

URL
2008-12-22 в 19:23 

snaco_club
***

- Ты ведешь себя странно, - заявил как-то брюнет, заглядывая в ванную комнату пока Драко умывался, - Проблемы?
- Ты во всем видишь проблемы, - размыто откликнулся парень, - дай спокойно привести себя в порядок. Сейчас слишком рано для обсуждения таких вопросов.
- Как хочешь! Но кое в чем ты ошибаешься, – Блейз протиснулся в щель закрываемой блондином двери, - для разговоров уже очень даже поздно – мы на уроки опоздаем если будешь так же медленно собираться. Давай быстрее.
- Черт, - прошипел Драко, взглянув на оставленные рядом наручные часы, - не мог сказать раньше? Я еще даже зубы почистить не успел!
Закатив глаза, брюнет взял из стакана зубную щетку Малфоя, пока тот старательно причесывался, и принялся намазывать ее пастой, сворачивая конец тюбика рулетом.
- Какой извращенец научил тебя так делать? – скривился Драко.
- Мой первый любовник, - Забини просто растекся в улыбке, видимо, припоминая что-то. Он уже рассказывал как-то о шикарном высоком мужчине, некоторое время проведшем в их доме, пока у отца Блейза были с ним дела, - Как-то он зашел в ванную и, встав вот так, - юноша обошел Малфоя со спины так, что Драко оказался зажат между соседом и раковиной, и вытянув вперед руки продолжил свое издевательство над тюбиком, практически обняв друга, - и намазал мою щетку. А потом, - блондин окаменев наблюдал в зеркало как Забини повернул к нему лицо и приблизив свои соблазнительные губы на опасное расстояние к уху Малфоя, прошептал. Впрочем, что, Драко не понял, потому как в этот момент резко выхватил из рук соседа свою щетку и выпалил:
- Попрошу без подробностей, Блейз!
Его сосед натянуто улыбнулся, но все-таки отошел в сторону.
- Какой ты неприступный. Просто кремень! – Посмеялся он покидая ванную, - Давай быстрее.
С этими словами парень вышел в комнату, а Драко остался на месте, с силой сжимая зубную щетку, и проклиная Забини за то, что он его так возбуждал.
***
И все же общество Блейза уравновешивало юношу. Возбуждало, порой злило, но вовсе не так как его отсутствие и молчание. Сейчас Малфой как никогда начал понимать степень своей зависимости от Забини. Брюнет вроде бы ничего и не делал, но его постоянная жизнерадостная болтовня отвлекала от проблем. Однако и паранойя не хотела отступать так легко. Порой Драко начинало казаться, что непринужденность друга продиктована опасениями за душевное состояние соседа. Впрочем, подумав о том, что он и впрямь вел себя последнее время как умалишенный, Малфой признал подобное обращение вполне правомерным. Достаточно было и того, что Блейз не лез к нему не по делу. Плюс, он все-таки сократил количество посылаемых блондину многообещающих улыбок и взглядов. С одной стороны это вызывало разочарование и даже некоторую степень гнева (потому как не мог брюнет перестать заигрывать с Драко не найдя себе кого-то еще), но с другой облегчало задачу юноши по искоренению желания к другу.
Продолжая метаться между благодарностью и раздражением, молодой аристократ понимал, что сам себя загнал в этот угол нерешительностью поговорить с Забини и занять какую-либо одну позицию.
В конечном счете, Драко предпочел дать времени сделать свое дело. Ведь если не можешь решить что-то, лучше подождать и постепенно ты найдешь выход. Малфой думал осуществлять перемены в жизни постепенно. Но жизнь сама внесла коррективы, избрав инструментам исполнения задуманного Блейза Забини.
Как-то в субботу блондин, собираясь сделать пару необходимых покупок, позвал с собой друга.
- Извини, - пожал плечами Блейз, указываю на свой заваленный книгами стол, - директор снова заставил меня делать доклад. Мне кажется или он избрал меня своей жертвой до конца учебы?
- Нечего было вертеться, - посмеялся Драко, - он решил, что ты что-то спрашиваешь по тесту.
- Ну спрашивать-то я спрашивал, - улыбнулся в ответ Забини, - и, пожалуй, мое счастье, что он так подумал.
На том злополучном уроке брюнет умудрился во время теста перешептываться с Малфоем о том, что тот думает о личной жизни или ее отсутствии у профессора экономической теории. Мужчина заметил и наказал парня, дав ему объемное дополнительное задание.
- Когда вернешься? – Блейз уселся за свой доклад, выискивая нужные выдержки из нескольких учебных пособий.
- Не знаю, - протянул Драко, - вечером. А что?
- Да нет, ничего, - его сосед дернул плечами, - У меня к тебе просьба.
Блондин вопросительно взглянул на друга, но так как тот сидел спиной и не видел выражения лица Малфоя, пришлось сказать вслух: что за просьба?
- Купи мне пожалуйста глицериновый крем для рук. Мой уже почти закончился.
Перекосившись от воспоминания для чего Забини использует этот самый крем, и тем получив подтверждение факта наличия у Блейза нового бойфренда, Драко буркнул «Ладно» и вышел на улицу.

URL
2008-12-22 в 19:24 

snaco_club
Глава 5.

Тем вечером Драко вернулся в общежитие в скверном расположении духа: в довершение к не порадовавшим его открытиям благополучной личной жизни соседа, на улице парня настиг дождь, а так как зонт блондин не захватил, то промок почти насквозь. Сердито распахнув дверь общей с Блейзом комнаты, юноша обнаружил, что ко всему прочему друга не было на месте. Швырнув тюбик с кремом на кровать соседа и взяв сменную одежду, Малфой направился в душ. Струи горячей воды, стекающие вдоль всего тела, немного успокоили молодого человека. Однако при выходе из ванной Драко ждал новый сюрприз - свет в комнате был выключен. Предположение, что вернувшийся сосед лег спать, определенно не могло рассматриваться: во-первых, хоть на улице и стемнело, но время было детское, во-вторых, отсутствие Блейза на его кровати обнаружилось даже при плохом освещении, а в-третьих, в комнате играла музыка. Стинг - прислушавшись, определил парень. Вот теперь уже мелькнула вполне здравая мысль, что Забини притащил к себе любовника, то есть, с минуты на минуту притащит, а наблюдать, как Блейз делает своему очередному парню минет, Драко не хотелось. Действительно, вариант с новой пассией Забини был весьма жизнеспособным, учитывая, что блондин сегодня вернулся в общежитие раньше соседа, и тот мог решить воспользоваться мнимым отсутствием Малфоя. Но не мог же Блейз не заметить, что свет включен? – не унималась логика. Впрочем, кто знает этого брюнета! С него станется списать все на забывчивость Драко: «в его нынешнем состоянии» оставить зажженным свет - обычное дело.
Серьезно перепугавшись - блондин не чувствовал в себе сил второй раз устоять перед картиной «обнаженный Блейз, готовый на все» - аристократ начал думать, как бы выкрутиться. Самым простым было бы покинуть комнату и переждать. Однако этот вариант был отметен почти сразу: уходить не хотелось, да представлять себе потом полночи наяву, полночи во сне брюнета в чьих-то объятьях совершенно не подходило. К тому же, фантазия Малфоя никогда не отличалась скудностью и точно начала бы услужливо подсовывать картинки, одна горячее другой: капельки пота на теле, дорожка темных волос, спускающаяся от живота к твердому, истекающему смазкой… Негромко выругавшись, Драко почувствовал, что ко всему прочему еще и возбудился. Теперь о том, чтобы уйти, точно не могло быть речи. Оставалось только разогнать любовников. С этой целью блондин, торжественно прошествовав вдоль комнаты, уселся на кровать Блейза. Глаза постепенно привыкали к полумраку, и парень смотрел на дверь, прислушиваясь к шагам.
«В конце концов, - утешал себя парень, - ведь Блейз не заявится сейчас обнаженным, да и в коридоре должен вести себя без вольностей».
Тут мозг блондина посетила очередная гениальная идея, утверждавшая, что если он хочет кого-нибудь спровадить, то надо по крайней мере быть видимым, то есть включить свет. Возрадовавшись, что вспомнил об этом раньше, чем явится его сосед, Малфой привстал с кровати и тут же чуть ли не подпрыгнул, услышав за спиной мягкий голос:
- Куда же ты, Драко?
Это был Забини.
- Черт, - воскликнул блондин, поворачиваясь, - что ты там делаешь?
Произнося последний вопрос, юноша почувствовал, как во рту все пересохло. Ему было от чего нервничать – Блейз сидел на его кровати в одних брюках, которым, судя по тому, что брюнет задумчиво водил пальцем по пуговице, тоже оставалось недолго прикрывать тело хозяина.
- Решил спать на моей кровати? – Драко попытался выглядеть равнодушным, благо полумрак помогал скрыть откровенное желание в его глазах.
- Была такая мысль, - Забини поднялся с постели и подошел к соседу, - хотя чья кровать - не так уж важно.
С этими словами Блейз повалил друга на свое ложе и подарил ему нежный поцелуй в губы. От неожиданности Малфой не сразу отстранился. Однако, придя в себя, спихнул брюнета и, откатившись на противоположный край кровати, который, впрочем, был не так уж далеко, прошептал:
- Нет, Блейз.
Пару секунд парни просто смотрели друг на друга, затем Забини мягко улыбнулся и взял ладонь блондина в свою, сплетая пальцы.
- Почему? – ласково и совершенно спокойно спросил он. - Ты ведь хочешь, уже давно хочешь меня, - хрипло прошептал Блейз, продолжая переплетать свои пальцы с пальцами Драко, лаская его ладонь, - в чем же дело? Ты ведь тоже нравишься мне, слышишь… - при этих словах брюнет приблизился к Драко и снова мягко поцеловал его в губы, затем склонился к шее юноши и прикоснулся ртом к чувствительному месту за ухом, а потом провел языком по месту поцелуя и с наслаждением ощутил аромат волос юноши. Блондин прикрыл глаза и еще сильнее сжал руку Блейза. Тот тем временем вытащил рубашку Драко, заправленную в брюки, и запустил под нее руку, поглаживая спину, очерчивая пальцами каждый позвонок. Блондин запрокинул голову назад, наслаждаясь ласками своего друга, но все-таки нашел в себе силы, чтобы сказать:
- Я не хочу, чтобы в постели со мной ты думал о Дэвиде, но ведь именно так и будет.
- Послушай, - Блейз расстегнул две верхние пуговицы рубашки Драко и нежно прикоснулся губами к открывшейся ключице, - сейчас есть я, и есть ты. И мы оба хотим этого. К чему все эти трудности? Черт побери, какой же…ты…потрясающий, - продолжал невпопад шептать Забини сдавленным голосом.
- Но ведь Дэвид…
- Драко, - мягко перебил его брюнет, - ты же все знаешь не хуже меня. Я люблю его, очень люблю. Но это не значит, что я не могу хотеть тебя, прямо здесь и сейчас. И если ты думаешь, что станешь его заменой, то ты глубоко заблуждаешься. Я прекрасно осознаю, что ты – не он. А хочу я именно тебя… Ну же, Драко… - шептал Блейз, пытаясь справиться с начавшим сбиваться дыханием, все настойчивее целуя шею юноши. Он уже расстегнул рубашку блондина до конца, и теперь, обняв Малфоя еще крепче, ласкал пальцами его грудь, постепенно спуская ладонь к животу, одновременно с этим расстегивая его брюки. Блондин резко развернулся лицом к Забини и напористо поцеловал его в припухшие губы, укладывая его при этом на кровать. Тот податливо откинулся назад, увлекая за собой Драко, и они начали стягивать одежду друг с друга. Блондин скинул давно расстегнутую рубашку, брюки ему помог снять Забини. Брюнет приподнялся, укладывая своего любовника на спину и устраиваясь рядом с ним, затем снова потянулся к сладким губам, захватывая их в бешеный поцелуй. Драко не оставалось ничего другого, как отвечать на эти горячие ласки, лишающие рассудка и сулящие потрясающую ночь. Малфой сжимал плечи брюнета, гладил ладонями его спину, пробираясь пальцами за ремень и проникая пальцами в соблазнительную ложбинку между ягодицами. В ответ на эти прикосновения Блейз начал стягивать боксеры, обнажая жаждущий внимания член Драко. И если у Малфоя и оставались хоть какие-то сомнения по поводу Дэвида, все они испарились без остатка в ту секунду, когда Блейз накрыл его своим ртом – нежно и чувственно. Блондин вздрогнул всем телом и громко втянул в себя воздух. Он так давно ни с кем не был, так давно никем не обладал, что сейчас его поглотило внезапное чувство нежности к брюнету – такое острое и пронзительное, что блондин обхватил пальцами его подбородок и, заставив его выпустить изо рта возбужденный член, притянул его к себе и подарил ему долгий поцелуй.

URL
2008-12-22 в 19:24 

snaco_club
- Драко, - в глазах Блейза читалось смятение и беспокойство, - тебе не нравится? Ты не хочешь?
- Мне нравится, - прошептал блондин прямо в губы своему любовнику, - и я хочу. Просто я загорелся желанием поцеловать тебя, прямо в этот момент.
Забини улыбнулся и быстрым движением коснулся ртом щеки Драко, продолжая путешествие кончиком языка вдоль скулы, и сомкнул губы на мочке уха блондина. Прикосновение было настолько чувственным и невесомым, что юный Малфой тихо застонал и снова сжал ладонь Забини. Тот мягко улыбнулся:
- Ну что, ты настолько истосковался по ласкам? – он приблизил свои губы к губам блондина, и тот чувствовал горячее дыхание, обжигающее его кожу. – У тебя ведь давно никого не было, верно, Драко? Слишком давно… А я, я мечтаю о тебе уже не одну ночь. Я хочу тебя. Так хочу…
И Блейз снова вернулся к своему занятию. Он медленно провел языком по яичкам, ощущая, как они поджимаются под его прикосновениями, сжимая пальцами ягодицы любовника. Драко казалось, что он тонет в потоке удовольствия. Он протянул руку и погладил кончиками пальцев Забини по щеке. Тот накрыл его ладонь своей рукой, крепко сжимая ее и переплетая пальцы, второй он ласкал яички, одновременно покрывая бедра Драко невесомыми поцелуями.
- Блейз, - тихо позвал Драко, - Блейз…
- Что, милый? – спросил тот, не отрываясь от белоснежной кожи.
- Оближи…
Забини приподнялся на локтях и, кинув полный вожделения взгляд на блондина, снова приблизил припухшие губы к влажному члену Драко. Юный Малфой, почувствовав кожей тяжелое горячее дыхание, протянул руку и погладил Блейза по волосам. Брюнет нежно поцеловал головку, затем, слегка приоткрыв рот, всосал ее, провел языком по уздечке, потом еще, и еще раз, и, наконец, целиком погрузил член любовника в свой рот, позволяя Драко подаваться навстречу горячим губам. Блондин всхлипнул и толкнул бедрами вперед, словно стремясь проникнуть в этот влажный умелый рот до предела, желая, чтобы Блейз поглотил его эрекцию целиком. И брюнет, словно прочитав его мысли, начал посасывать его член все сильнее и сильнее. Драко восхищенно ахнул и вцепился пальцами в блестящие темные локоны. Через пару минут Забини, поняв, что тот уже близок к оргазму, выпустил изо рта возбужденный, готовый взорваться член.
- Я хочу, чтобы ты был во мне, когда кончишь. Драко, я хочу отдаться тебе, - зашептал он, пытаясь найти тюбик с кремом, одновременно с этим стаскивая с себя брюки, от которых он до сих пор не избавился.
Наконец, поиск увенчался успехом, и Блейз, открутив крышку, выдавил на ладонь Драко белую скользкую субстанцию, после чего лег на спину, удобно разместившись под ним. Блондин растер крем в ладони и осторожно прикоснулся увлажненным пальцем к входу Забини и несмело вошел в него. В его прошлой жизни ему бы и в голову не пришло обращаться со всеми теми мальчиками подобным образом – нежно и бережно, но с Блейзом все было по-другому, и Драко не хотел причинять ему боль. Продолжая растягивать брюнета, Малфой прикоснулся к его члену и сразу же ощутил, как тугие мышцы рефлекторно сжались.
- Драко, не надо больше, - услышал он шепот Забини, когда добавил еще два пальца, - не увлекайся подготовкой. Я хочу почувствовать тебя, по-настоящему почувствовать, слышишь…
В знак согласия юноша осторожно убрал пальцы и положил ладони на бедра Блейза, приподнимая их и осторожно, даже несмело, попытался войти в него. «Веду себя как последний девственник», - раздраженно подумал блондин. Эта мысль прогнала нерешительность, и Драко резко подался вперед, вторгаясь в тело брюнета, и тут же ощутил, как по телу его любовника пробежала дрожь, а его губы болезненно скривились. Остановившись на несколько секунд, давая Забини возможность привыкнуть к вторжению, Драко продолжил двигаться в нем. Он почти забыл, каково чувствовать себя внутри кого-то, когда член обхватывают тугие, но податливые мышцы, когда под тобой извивается горячее тело мальчика, предвкушающего скорый оргазм, когда чужая плоть, жаждущая нетерпеливых ласк, трепещет в твоей ладони.
Блейз слабо стонал, бесстыдно лаская себя, и Малфой накрыл его руку, скользящую по члену, своей ладонью. Брюнет тихо вскрикнул, начиная насаживаться на плоть любовника все сильнее и сильнее. Драко был уже не в состоянии продлить эту сладкую пытку, и совсем скоро он с тихим вздохом излился в тело Забини, обессилено опускаясь на него. Сделав еще несколько резких движений пальцами, он заставит Блейза кончить.
Несколько минут они просто расслабленно лежали, крепко обнявшись. Наконец, Драко, блаженно потянувшись, проговорил:
- Я мог бы лежать так вечно…Так не хочется подниматься…
- Так не поднимайся, - ласково прошептал Блейз, - останься со мной.
- Надо в душ, - с сожалением отозвался тот.
Забини потянулся к тумбочке и извлек оттуда упаковку влажных салфеток. Достав из пачки несколько штук, он собрал ими сперму с их тел, после чего швырнул их под кровать.
- Спасибо, - шепнул Драко ему на ухо и поцеловал его.
- А теперь ты останешься? – Забини погладил юношу по щеке, убирая за ухо белокурую прядь.
- Останусь.

URL
2008-12-22 в 19:25 

snaco_club
Глава 6.

Драко проснулся оттого, что Блейз ласково поглаживал его по щеке.
- Просыпайся, - шептал он, - Драко, просыпайся…
Лениво потянувшись, блондин открыл глаза.
- Доброе утро, - Забини мягко улыбнулся и чмокнул соседа в щеку, - как спалось?
- Великолепно, - отозвался Драко, - я провел великолепную ночь, великолепно выспался даже на этой узкой кровати, и ты был тоже великолепен, - закончил он и заключил друга в свои объятия, прикасаясь губами к шее.
- Тогда, может, ты захочешь продолжить события этой ночи?
- Так ты меня разбудил, потому что не мог дождаться? - со смешком отозвался блондин, не оставляя шею любовника. - Было бы неплохо, только не сейчас, - каким бы острым не было желание юноши не вылезать из постели весь день, повторив вчерашние победы, пришлось нехотя оторваться от друга. Драко еще раз потянулся и, отбросив в сторону одеяло, встал с постели. - Я все-таки не отказался бы от душа.
- А если я предложу тебе продолжить там?.. - брюнет невинно похлопал ресницами, отчего его взгляд стал еще более развратным.
Малфой лишь улыбнулся и едва заметно кивнул в сторону ванной комнаты. Забини, проводив долгим взглядом любовника, скрывшегося за дверью, поднялся с кровати и, захватив с собой смазку, последовал за ним.
Драко уже стоял под душем, закрыв глаза и приподняв голову, подставляя лицо теплой воде. Мышцы, все же затекшие после ночи проведенной на неудобной кровати в обнимку с соседом, постепенно отходили, даря приятное ощущение расслабленности.
Приоткрыв створку душевой кабины, Блейз присоединился к белокурому юноше, обняв его со спины. Молодой аристократ повернул голову в сторону Забини и, довольно улыбнувшись, потянулся губами к его рту, затягивая друга в медленный нежный поцелуй. Сладкие губы Блейза, его мягкий ловкий язычок в сочетании с теплой водой помогали Драко совершенно раствориться в ощущениях, ни о чем не думая, лишь наслаждаясь этой временной безмятежностью. Не прерывая поцелуй, брюнет сильнее сжал друга в объятиях и, поглаживая гладкую кожу спины Малфоя, потянулся к нему навстречу. Драко одобрительно простонал. Он так сильно хотел этих ласк, будто пробовал их впервые в своей жизни, будто и не было вчерашней ночи. Забини чуть слышно хмыкнул и, плеснув в ладонь гель для душа, начал растирать его по плечам и груди блондина. От наслаждения Малфой выгнул спину:
- Люблю, когда меня купают, - прошептал он на ухо Блейзу и поцеловал его. Брюнет довольно улыбнулся и начал покрывать плечи Драко горячими поцелуями, одновременно поглаживая его спину, опускаясь к возбужденному члену.
- Ты когда-нибудь занимался этим в душе? - спросил Забини, ритмично поглаживая ладонью член блондина, чувствуя, как он возбуждается все сильнее.
- Нет, - с ухмылкой хрипло проговорил Драко, пытаясь справиться со сбивающимся дыханием. - Как-то не выдалось…
- Хочешь попробовать? - масленым голосом предложил Блейз, не прекращая ласкать юношу. Проведя кончиками пальцев по головке, а затем, обхватив член у основания, он начал двигать рукой и, не дожидаясь ответа, продолжил:
- Хотя у меня есть и другие идеи, которые должны прийтись тебе по вкусу, - с этими словами он опустился перед Драко на колени и, высунув кончик языка, медленно и нежно начал ласкать головку. - Одно я могу сказать точно: твой вкус мне определенно нравится. Драко усмехнулся и погладил его по щеке, убирая с лица мокрые от воды пряди волос.
- А мне нравится то, что ты делаешь, - прошептал он.
Блейз положил руки на ягодицы юноши и, сжав их пальцами, обвел языком головку губами, а потом приоткрыл ярко-розовый рот и впустил в себя член Драко и начал посасывать его, продолжая играть с ним языком.
Драко всегда возбуждало, когда кто-то брал у него в рот, стоя на коленях. Это давало ощущение своей над любовником власти, но сейчас все было несколько иначе. То, что делал Блейз, и как он это делал, заставляло забыть про расстановки акцентов и борьбу за главенство и просто получать удовольствие от искусной работы Забини языком.
Вздрогнув от наслаждения, юный Малфой толкнулся бедрами вперед. Блейз сделал несколько глотательных движений, и блондин, что-то слабо простонав, излился ему в рот. Тяжело дыша, он опустился на мокрый пол рядом с любовником, прямо в его объятия. Забини прислонился к стенке кабины, подставив лицо под потоки воды. Теплые струйки лились на них, смывая с губ темноволосого парня капли семени. Блейз все еще был возбужден, и блондин, взяв с полки крем, быстро нанес его на пальцы и, устроив податливого брюнета на своих бедрах, вошел в него одним пальцем. Забини с силой сжал плечи Драко.
- Ну же, Блейз, - шептал Малфой. Желая поторопить любовника, он сделал резкое движение рукой вверх, заставив Забини вздрогнуть, - я хочу видеть, на что ты способен.
Брюнет приоткрыл глаза и рассмеялся.
- Я могу очень многое, Драко, очень… очень. Только добавь еще один палец, милый…
Блондин выполнил просьбу, и Блейз, прикусив губу, со стоном начал опускаться на его руку. Прикрыв веки и наклонив голову так, что теплые струи воды, стекая по черным прядям волос, капали на лицо и шею Малфоя, Забини наклонился для короткого поцелуя в уголок губ друга. Затем, выпрямившись, он принялся ритмично насаживаться на пальцы любовника. Блондин поглаживал ладонью его эрекцию, другой рукой врываясь в тело юноши глубже и глубже.
- Драко, - сбивчиво шептал брюнет, - Драко, это дико приятно, милый… Ты такой нежный. И ты так похож на него…
- Мне кажется, мы договорились: никакого Дэвида, Блейз! - резко сказал блондин, на миг остановившись.
- Прости, я не… - начал Забини, но его слова утонули в очередном вскрике, когда Малфой возобновил движения, - нет, конечно, нет, мой сладкий. Только ты и я. Сейчас… прямо сейчас! Да! - выкрикнул Блейз и кончил на грудь Драко.

Выйдя из ванной, Драко принялся собирать разбросанные как попало на полу вещи.
- Ну, и какие у нас планы? - раздался за спиной бодрый голос Забини. Блондин пожал плечами.
- Завтрак мы пропустили, поэтому надо пойти перекусить где-нибудь. Заодно можем прогуляться до парка, - более или менее аккуратно сложив одежду, Малфой развернулся к другу. - Как тебе такой план?
- Звучит, - потянувшись, Блейз подошел к своему шкафу. - Но сначала еда. Я ужасно голоден.
В ответ Драко лишь усмехнулся и, последовав примеру соседа, принялся одеваться. Быстро собравшись, парни покинули комнату, направившись на поиски какой-нибудь закусочной.

***

Через три часа, успевшие нагуляться, они обосновались на траве в парке, намереваясь прикончить свой запас сэндвичей.
Яркое сегодня солнце просвечивало сквозь кроны деревьев и расслабляло, погружая в ощущение безмятежности. Драко оперся спиной на ствол большого дерева, под которым они с Блейзом расположились и, взглянув вверх, долго изучал великое множество постоянно меняющихся оттенков зеленого. Сейчас все проблемы были где-то далеко. Единственное, что было важно - это раскачиваемые легким ветерком листья, приятный запах травы и ощущение теплой руки Забини поверх своей.
Малфой не особо хотел показывать свои отношения с другом на людях, как и свои предпочтения вообще. Даже держаться за руки казалось неприемлемым, но когда парень в тактичной попытке освободиться от Блейза немного передвинул кисть, брюнет лишь ловко переплел свои пальцы с пальцами Драко и, подняв к нему темные глаза, спросил, все ли в порядке. Отрицательно качнув головой, юноша предпочел отступить, решив, что такие глупости не должны портить прекрасно начатый день. К тому же сейчас парни находились не в школе, а в парке, где было на удивление мало посетителей, да и те не слишком интересовались сидящей под деревом парой подростков.
Некоторое время юноши провели молча, но, немного выйдя из сонного состояния, неизменно следующего за долгими прогулками и приемом пищи, Блейз взялся за второе после секса любимое занятие - болтовню.
- Драко, - опасливо-тихий тон Забини не внушил белокурому юноше доверия. Неохотно разлепив веки, парень повернул голову к лежавшему на траве соседу. Похоже, брюнет собирался затронуть опасную тему. Так и оказалось:
- Ты не расскажешь мне о себе?
- Зачем? - Малфой попытался сдержать раздражение, но все равно вышло грубо. - Хочешь знать, каким было мое первое слово?
- А каким? - Блейз изобразил заинтересованность, но вид Драко вполне однозначно говорил, что тема младенчества закрыта. - Мне интересно все, хотя сегодняшние дни, конечно, в большей степени.
Блондин хмыкнул:
- Сегодняшние дни я провожу в твоей компании.
Но Блейз, похоже, не намерен был так легко отступать. Приподнявшись на локте, он серьезно взглянул на друга.
- Слушай, Драко, - Малфой, предвкушая, к чему все идет, было хотел запротестовать, но Забини запрещающее приставил к его губам указательный палец. - Я же вижу, что у тебя проблемы, и не могу больше оставаться в стороне.
- Я уже сказал, что у меня нет проблем, - уперся блондин. - И вообще, я не твой бойфренд, чтобы посвящать тебя в свои дела.

URL
2008-12-22 в 19:27 

snaco_club
- Да, ты мне не бойфренд, - спокойно согласился Забини, - но ты мой друг.
- А друзья обычно не лезут не в свое дело, - язвительно заметил Драко.
- Но помогают, когда у одного из них неприятности, - парировал Блейз.
- У меня нет…
- Ошибаешься, - прервал невысказанный протест брюнет, - если бы у тебя все было нормально, ты ничего бы не скрывал. Почему ты не хочешь просто рассказать? Не доверяешь мне?
Драко ничего не ответил, отвернув голову в сторону. О каком доверии могла идти речь, когда именно из-за предательства со стороны самого дорого человека молодого аристократа сослали в эту школу. Но самым ужасным юноше представлялось то, что мозг, похоже, отказывался анализировать опыт прошлых дней, отступая перед желанием выложить Блейзу все, что накипело.
- Я вообще больше никому не доверяю, - тихо сказал парень, отчаянно пытаясь придумать, как прекратить разговор. Самым простым, конечно, было сбежать, но это представлялось совершенной глупостью, тем более что постоянно уходить, только заподозрив в словах друга чрезмерное любопытство, - не выход.
И все же, Малфою очень хотелось открыться Забини. А главным препятствием было не недоверие, но страх. Драко представить не мог, как отреагирует друг на его рассказ и останется ли другом после этого. Все то время, что парень провел в Малфой Мэнор, отношения с отцом и с его многочисленными аналогами сына казались Драко нормальными, пусть он и знал, что подобное не принято в обществе. Но теперь, находясь за несколько миль от дома, юноша отчетливо осознавал свою "непохожесть" на прочих. Его разум по-прежнему не отторгал возможность переспать с Люциусом, или взять силой последнюю папочкину игрушку. Снова вспомнив про отца, блондин сжал кулаки и, забыв про все еще держащегося с ним за руку Блейза, заставил того сдавленно вскрикнуть от боли и неожиданности.
Возглас соседа вернул Драко из воспоминаний. Обратив взгляд туманно-серых глаз к Забини, блондин изучающее взглянул на друга. Да, Блейз многое знает и ко многому открыт, но он не жил с детства вместе с отцом, который практически не скрывал своего по отношению к сыну желания.
- Я знаю, что тебе непривычно делиться с кем-то своими проблемами, - продолжал тем временем Забини, так и не оставив руку любовника,- но почему ты не хочешь хотя бы попробовать? Может, я и не смогу помочь, но высказаться - значит облегчить душу.
- Ты что, священник? - с усмешкой спросил блондин.
- Нет, - Блейз сел рядом с другом и освободив-таки пострадавшую руку, обнял ею Драко за талию, - я тот, кому ты можешь доверять.
Пару секунд Драко медлил. Хоть Блейз и представлялся ему вполне надежным, открыться - значит довериться человеку не только в данный момент, но и до конца своих дней. Ведь нельзя же стереть память после того, как ваши пути разойдутся или прекратится дружба. Впрочем, Забини похоже любил разбалтывать исключительно свои тайны, не затрагивая других.
И, отбросив все мысли, просто доверившись рвавшимся наружу эмоциям, Драко решился.
- Мой отец отправил меня сюда после того, как нашел одну подстилку, с которой теперь живет у нас дома, хотя до этого я всегда занимался исключительно с репетиторами и не выезжал никуда без отца.
Малфой сам не ожидал, что сказать это будет так просто, но слова сорвались с губ, будто все это время парень продумывал мысленно свою речь.
- Он и раньше приводил в дом всяких шлюшек, но никто из них не задерживался надолго. А в этот раз он предпочел мне неизвестно кого!
Странно, но, произнеся это, юноша одновременно с охватившим его отчаяньем от воспоминаний случившегося летом почувствовал успокоение. Правда, теперь предстояло узнать реакцию Забини. Хоть Драко и умолчал про такую важную деталь как сильная, но, увы, прошедшая страсть Люциуса по отношению к сыну, ситуация выглядела неприглядно.
Малфой взглянул на друга - Блейз нахмурил брови и, казало, не до конца верил в реальность истории.
- Поправь меня, если я неправильно понял: твой отец встретил кого-то и, желая уединиться, отправил тебя в колледж? А почему нельзя было просто смотаться со своей красоткой на курорт, пока страсть не пройдет? Или у него это серьезно?
Драко тяжело вздохнул. Сейчас можно было либо говорить правду, либо выдумывать чушь, из которой сам еще и виноватым выйдешь. Предпочтя первое (в конце концов, теперь юноше было даже интересно, как все смотрится со стороны), белокурый аристократ продолжил:
- Он считает, что влюблен, - пришлось прерваться, потому что нахлынувшие воспоминания их последнего разговора с отцом за день до отъезда до сих пор выводили молодого человека из равновесия. Каждое сказанное тогда слова ранило сильнее бритвы. Люциус долго увещевал сына, что испытываемое им прежде - лишь заблуждение в сравнении с чувствами к Гарри, что сам Драко еще поймет чуть было не свершенную ошибку и будет благодарен за то, что старший Малфой вовремя все предотвратил. Отец наговорил еще много такого, после чего белокурый юноша весь остаток дня пытался скрыть слезы обиды, отчаянья и разочарования, а на утро был почти рад уехать. - Не знаю, что на него нашло, но чтобы полюбить шлюху! - Драко нервно рассмеялся. - Первое время я думал, что в большей степени отцу хотелось наказать меня, и когда он поймет, что его Гарри, - при упоминании Малфоем имени любовника Люциуса, что акцентировало внимание на его поле, Блейз еле заметно кивнул, и еще сильнее нахмурился, - ничто не грозит, то все вернется на свои места. Но я здесь уже достаточно долго, чтобы списать его молчание на случайность.
- Я, конечно, ничего не знаю об этом Гарри, - убедившись, что друг не собирается продолжать начал Забини, - но твой отец не идиот, ведь так? Он, вероятно, может разобраться в собственных чувствах. Что, если это и правда любовь?
- Ну да, очень романтично, - ухмылка Драко переходила в оскал, - прекрасный благородный аристократ подобрал парня с самого дна общества и подарил ему целый мир! Меня тошнит от этого.
- Так этот его любовник действительно шлюха? - вот теперь брюнет выглядел по настоящему удивленным.
- Ты меня вообще слушал? - разозлился Малфой. - О чем я, по-твоему, толкую все это время?
- Ну, я решил, что ты просто его так называешь, чтобы оскорбить, - Забини пожал плечами. Его голос звучал очень монотонно и отстраненно, будто парень задумался о чем-то или что-то вспомнил. - Если он - шлюха, я бы на твоем месте тем более не беспокоился. Такой человек, как твой отец, вряд ли сможет увлечься им надолго. Дай срок и все завершится, как началось.
- Много ты знаешь о моем отце, - пробубнил себе под нос молодой аристократ, а затем, тяжело вздохнув, добавил, - если честно, я уже не уверен на счет Гарри. Может быть, я и ошибался, хотя это все равно не оправдывает ни его, ни отца. Меня предали, вышвырнули на улицу, понимаешь? И все только из-за того, что… - "сказать или не сказать?" в последний момент мелькнул в голове вопрос, - …что этот урод хотел только моего отца!
Услышав подобные заявления, Блез вышел из прострации и теперь на его лице отчетливо читалось замешательство.
- То есть? - осторожно переспросил брюнет. - Хочешь сказать, что и сам добивался Гарри?
Отвернувшись, Драко горько усмехнулся. Добивался и даже очень настойчиво, настолько, что чуть не изнасиловал.
- Я просто злился. Хотел, чтобы Люциус - мой отец - увидел, что он ложится подо всех и выдворил, но этот придурок все время упирался, тогда я решил быть настойчивее. Чем все обернулось, ты знаешь, - история получилась скомканной, но сказать Блейзу больше Малфой пока не мог.
С минуту оба друга молчали, затем заговорил Забини. Придвинувшись ближе к блондину, Блейз обнял его и прошептал:
- Попробуй забыть о них. Это трудно, но стоит того. Как только ты перестанешь постоянно думать об этом, сможешь легко вздохнуть, - парень зарылся носом в светлые волосы любовника и поцеловал в висок. Драко тоже обнял соседа. Сейчас ему было плевать на то, что их могут увидеть, вот так открыто демонстрирующих свои чувства. Юноше было слишком паршиво, а руки Забини на его талии и ровное дыхание над ухом позволяли хоть немного забыться. Тихий полушепот Блейза снова нарушил тишину:
- А когда ты освободишься от воспоминаний, ты сможешь их простить, тебе придется их простить, Драко. Ведь как бы ты не противился тому, что отец полюбил кого-то кроме тебя, это случилось. Ты можешь либо принять действительность, либо убегать от нее, но во втором случае ты лишь изведешь себя обидами и злостью.
Подумав, Малфой решил ничего не отвечать. Это был тяжелый разговор и насыщенный день, и не стоило усложнять все до предела. Пока можно было поставить точку, пищи для размышлений и так хватит надолго.
Может быть, Блейз был прав, и Драко зациклился. Может быть, действительно стоило помириться с отцом, ведь вина за случившееся все же была и на младшем Малфое. Может быть, Люциус и Гарри на самом деле любят друг друга, как бы спонтанно и беспричинно не возникло это чувство. Может быть… Слишком много событий и мыслей для одного дня.

URL
2008-12-22 в 19:30 

snaco_club
Глава 7

Парни провели в парке еще около часа, просто сидя в обнимку под кленом и размышляя каждый о своем. Блейз положил голову на плечо друга, и Драко чувствовал, как его щеки касается шелк черных волос, слабо пахнувших свежей травой.
- Думаю, нам надо собираться, - подал голос Забини. - Я хотел зайти в магазин и запастись кремом. Что-то быстро он у меня стал расходоваться.
Малфой улыбнулся, не отстраняясь от соседа.
- Скоро пойдем, - сонно ответил он, - минут через пятнадцать. Так приятно, - указывая, что имел ввиду, Драко потерся щекой о черные пряди друга, - мне нравятся твои волосы. Очень мягкие.
- У тебя такие же, - хмыкнул Блейз, - даже мягче.
- Меня достал их цвет, - улыбаясь сказал блондин, после чего оба парня рассмеялись: разговоры на грани маразма - лучшее подтверждение усталости и необходимости собираться.
Решив не засиживаться дольше, юноши поднялись с травы и, собрав вещи, направились прочь. Правда, прежде чем идти за кремом, Блейз повел Драко к одному знакомому бармену, продавшему парням небольшую бутылку виски, треть которой они осушили на месте, и задержавшему их предложением покурить. За свои шестнадцать лет Драко несмотря на, казалось бы, распущенный нрав, ни разу не брал в руки сигарет, поэтому раскуривание взял на себя Блейз. Внимательно наблюдая за тем, как брюнет вынимает изо рта сигарету и передает ее соседу, Хью - их поставщик алкоголя - сказал, что парни хорошо смотрятся вместе. Сделав для себя определенные выводы на счет ориентации нового знакомого, Малфой задумался, со сколькими еще геями успел перезнакомиться Забини за прошлый год. Впрочем, юноша решил оборвать подобные мысли, стараясь не думать и том, что могло быть между его другом и этим голубоглазым парнем лет двадцати двух.
Разговоры на заднем дворе бара, сигареты и выпивка заставили белокурого аристократа немного расслабиться, задумчиво выпуская дым изо рта и смотря то, на обменивающихся новостями Блейза и Хью, то на начинающее темнеть небо.
Когда бармена кто-то недовольно окликнул и ему пришлось вернуться к работе, парни попрощались и, потушив сигареты, пошли на поиски крема для рук.
Необходимый им магазин, обнаруженный довольно скоро, порадовал Блейза довольно широким ассортиментом необходимого товара.
- Почему нельзя купить обычную смазку в аптеке? - тихо спросил с головой ушедшего в изучение состава друга Драко.
Оторвавшись от своего занятия, брюнет, просто растекаясь в улыбке, будто ждал этого вопроса всю жизнь, ответил:
- Потому что крем, в отличие от любриканта, - средних лет женщина, выбиравшая что-то неподалеку, невольно бросила на пару подростков косой взгляд, молодая девушка, расставлявшая на полке краску для волос, кажется, не обратила внимания, но, Малфой готов был поклясться, начала прислушиваться, - не вызывает подозрения со стороны родителей и прочих людей, которых моя личная жизнь не должна касаться. Поэтому его не надо прятать.
Драко закатил глаза, искренне не понимая эту манеру Блейза шокировать общественность. Дело было вовсе не в том, что юноше так важно было мнение присутствующих здесь представительниц прекрасного пола, но он просто не привык показывать свои мысли, чувства и предпочтения. Одно дело было не скрывать ничего от отца, но то было дома, в закрытом от посторонних глаз пространстве, где можно было делать все, что взбредет в голову, и совсем другое - быть открытым для целого мира незнакомых тебе людей, чье внимание к себе привлекать совершенно не хочется. Усвоенный с детства урок - никогда не позволять людям узнать о том, что творится у тебя в душе - срабатывал автоматически, заставляя что-то неприятно сжиматься внутри при каждом подобном спектакле Забини.
- Выбрал? Пойдем уже, - буркнул блондин и, раздосадованный тем, что друг не только наговорил лишнего, так еще и не дает смотаться по-тихому, попросив еще минутку, отвернулся к стенду с красками. Пару секунд белокурый парень бесцельно скользил взглядом по цветным упаковкам, со множеством счастливых лиц, пока не заметил кое-что интересное. Мысль, мелькнувшая в голове, была совершенно шальной, но руки уже сами потянулись к коробке, а на губах заиграла злорадная ухмылка. Ему всегда говорили о поразительном сходстве с отцом, в первую очередь из-за лунного цвета волос. "Буду ли я по-прежнему похож на него став брюнетом?" - мелькнуло в голове у юноши, пока он смотрел на обертку с иссини черной краской. Надпись утверждала, что цвет легко смывается, так как относится к специальной серии на один день, и Драко решил попробовать.
Определившийся, наконец, с выбором Блейз весело присвистнул:
- Радикально! Ты уверен? - взяв из рук блондина краску, Забини приложил ее к голове Драко и, изучающее смерив его взглядом, задумчиво протянул:
- Я, конечно, не знаю, но не слишком ли? С другой стороны, тебе, думаю, будет неплохо. Хочешь взять?
- Почему бы и нет! - странно, но Малфой был совершенно уверен в необходимости покупки краски. Ему хотелось поэкспериментировать, попробовав побыть кем-то другим и замазав свои тайны и мысли плотным слоем черного цвета пенки.
Расплатившись за краску и ожидая друга, выгружающего перед кассиром, кремы и влажные салфетки, Драко, не без сожаления, добавил еще одного человека на счет тех, от чьих глаз сегодня не удалось скрыться.

Когда юноши добрались до студенческого городка, небо стало уже достаточно темным, чтоб увидеть звезды. Время до закрытия общежития еще оставалось, поэтому друзья не спешили, наслаждаясь вечерней прохладой.
- У меня отличная идея, - воскликнул вдруг Забини, - пошли в бассейн!
- Ты пьян, - со смешком ответил обиженному подобным заявлением брюнету Драко. - Во-первых, бассейн закрыт до четверга из-за ремонта, а во-вторых, даже работай он, вечером тебя туда никто не пустит.
- А я никого спрашивать и не собираюсь, - заявил Блейз, - это ты пьян, если думаешь, что туда нет хода, кроме как через парадную дверь.
Заинтересовавшись подобным высказыванием, Малфой согласился на предложенную программу и последовал за другом.
Проникновение на территорию бассейна оказалось возможным через узкую, спрятавшуюся за растущими рядом кустарниками и деревьями дверь, к которой у Забини обнаружился ключ. На вопрос Драко об истории приобретения подобной вещи, Блейз уклончиво ответил, что знает, кого надо просить, но сейчас этот ход уже не работает. Блондин не стал расспрашивать.

Внутри было темно и пусто. Хотя в полумраке было труднее разобрать дорогу, рисковать, включив свет, юноши не стали. К тому же глаза уже привыкли к темноте, и особых проблем с передвижением не возникало. Добравшись до помещения с собственно бассейном, друзья уселись на скамейку у стены, возобновив свою несанкционированную попойку.
- Здесь здорово, когда никого нет, - сказал после паузы Драко.
- Точно, - отозвался брюнет, - в прошлом году я приходил сюда, когда мне хотелось побыть одному.
Малфой удивленно посмотрел на соседа:
- Ты же говорил, что жил один.
- Ну да, - нелогично ответил Блейз, - только это совсем другое: в общежитии чувствуется присутствие людей, какие-то шорохи, шум и прочее, а здесь, - парень на миг замолчал, поднимаясь на ноги, - здесь ты одни во всем здании.
- И в целом мире, - отстраненно смотря вдаль, закончил Драко.
Он снова подумал о Люциусе и о том, что ничего не будет по-прежнему. Сегодняшние слова друга в парке о том, что чувства отца по отношению к Гарри могут быть правдивы, все глубже врезались в мозг. Ведь нельзя же, в самом деле, заблуждаться до такой степени, чтобы забыть страсть не одного года! А если так, то что должен делать Драко? Можно ли принять подобное?
Тяжело вздохнув, Малфой обернулся к Забини, понимая, что тот неотрывно на него глядел все это время. Блондин предпочел бы не видеть этого взгляда: понимание и жалость, которые он так ненавидел. Что, в конечном счете, мог понимать Блейз?! Он ведь всего лишь теоретик, строящий предположения исходя из незаконченного рассказа. Готовясь к тому, что сосед примется твердить, что все знает и хочет помочь, Драко собрался дать ему решительный отпор, но брюнет, не говоря ни слова, отвернулся. Казалось, что он был и сам чем-то расстроен, будто вся эта история касалась его лично. Удивленный и в некоторой степени тронутый подобным участием, Малфой усмирил гнев и, поднявшись со скамьи, подошел к другу, обняв его со спины. Тут же в голове мелькнула мысль, что юноша, пожалуй, в первый раз сам выступает инициатором ласк.
- Вспоминал об отце? - тихо спросил Блейз, накрыв руки Драко своими. Блондин положительно промычал в ответ.
- Не могу пока с этим разобраться, - молодой аристократ положил голову на плечо друга.
- Помощь нужна? - Забини слегка повернул голову в сторону любовника. В его голосе Малфой все еще слышал нотки горечи. Решив подумать позже еще и над этим, блондин отрицательно покачал головой:
- Пока не хочу больше поднимать эту тему. Мне надо все обдумать, - юноша нежно поцеловал друга в шею. - Твои слова в том числе.
Блейз лишь кивнул знак согласия, не нарушая тишину. Некоторое время юноши так и стояли в обнимку, наслаждаясь теплом тел друг друга, контрастирующим с прохладной температурой в помещении.
Затем холод все же стал брать верх. Оторвавшись от друга, Драко вернулся к пакету с покупками, достал виски и, сделав глоток, передал бутылку другу. Последовав примеру блондина, Блейз обхватил губами горлышко и опрокинул сосуд, позволяя согревающей жидкости попасть в рот. Малфой, наконец начавший чувствовать, как его захватывает алкогольный дурман, дарящий небывалую легкость и спокойствие, подошел вплотную к любовнику и, когда тот оставил виски, облизал оставшийся на его губах напиток.
Отвечая на поцелуй, брюнет зарылся пальцами в песочного цвета волосы любовника, притягивая его ближе. Теплое дыхание юношей все более учащалось, а по телу под действием алкоголя и возбуждения начало разливаться тепло.

URL
2008-12-22 в 19:31 

snaco_club
С трудом прервав страстный поцелуй, в ходе которого Драко искусывал его губу и проникал языком в рот с небывалой настойчивостью, Блейз прошептал:
- Думаю, нам стоит возвращаться в общежитие.
Согласный с другом как никогда, Малфой кивнул и резко, чтобы не передумать, разорвав объятья, направился к выходу. Забини, кинув любовнику ключ от двери в здание, пошел за пакетом.
Быстро добравшись до общежития, парни торопливо зашли в свою комнату, и стоило Блейзу запереть замок, как Драко уже прижал его к двери и принялся страстно целовать.
- Ты другой, когда напиваешься. Мне нравится, - со смешком сказал Забини, стоило Малфою оставить его рот.
- Я не пьян, - справедливости ради стоило признать, что взгляд уже с трудом фокусировался, но Драко не был бы собой, если бы сказал кому-нибудь правду о своей нестойкости к алкоголю, - напротив, мне мало.
Доказывая свою мысль, парень запустил руки под кофту соседа, туда, где Блейз спрятал от вахтера бутылку виски и, достав желанный сосуд, приложился к горлышку.
- Надеюсь, половины бутылки нам хватит, - с некоторым сомнением произнес брюнет и, оставив объятья друга, включил музыку, за что был удостоен нового глотка виски, - Впрочем, запасной вариант должен быть всегда.
С этими словами парень достал из шкафа вторую бутылку, заработав в награду поцелуй блондина. Поглощаемый с дикой скоростью напиток начал незаметно испаряться и, когда, позволив головокружению взять верх, юноши разлеглись на кровати Блейза, успев до того полностью раздеть друг друга из-за высказанной Забини идеи, что так "будет круто", в комнате царил приятный запах алкоголя, растворявшийся в опускающейся темноте, поскольку свет ни один из любовников включить не догадался. Музыка играла довольно громко, окончательно унося парней в мир миллионов не привязанных к реальности звуков.
Драко расслаблено лежал в обнимку с любовником. День сегодня прошел очень насыщенно, но как ни странно, усталости он не чувствовал. Благодарить за это в первую очередь стоило алкоголь, придававший дополнительные силы, вызывая желание свершить нечто грандиозное. Впрочем, - вспомнил Малфой, - одно занятие на это вечер уже было придумано, хотя до сих пор не осуществлено: надо было покрасить волосы в черный цвет.
Подскочив как от удара электрошока, блондин слез с кровати и, потянувшись, принялся рыться в пакете с сегодняшними покупками в поисках пенки.
- Что-то не так, Драко? - вяло пролепетал Забини, похоже, не разделяющий бодрого настроя друга.
Обернувшись к соседу, Малфой бросил на кровать найденную упаковку, попав в живот ничего не ожидавшему брюнету, отчего тот сдавленно ухнул. Скептически взглянув на оборвавшую своим падением мечтания краску, Блейз обернулся к соседу:
- Ты же не хочешь делать это прямо сейчас? - решительный вид Драко говорил вполне ясно об именно таком намерении.
- А до завтра это подождать не может? - страдальчески протянул брюнет.
- Не хнычь, на тебя это не похоже, - бодро отозвался Малфой и подошел к кровати. - Без тебя мне не справиться.
Склонившись над любовником, парень нежно поцеловал его в плечо и, прокладывая дорожку из поцелуев по шее, добрался до красных, припухших после недавних терзаний, губ. Однако, когда Забини, приподняв голову, потянулся ко рту блондина, Драко резко отстранился и, хитро улыбнувшись, прошептал любовнику в губы:
- Я тебя жду, - схватив краску, парень молниеносно поднялся с места и, одев пижамные штаны, направился в ванную.
Желая показать, что все еще недоволен, Блейз громко хмыкнул, но встал с кровати и, облачившись в боксеры и футболку, последовал за другом, не забыв прихватить для него стул. Драко уже распаковал коробку и изучал инструкцию.
- Пишут равномерно пропитать сухие волосы, - не отрываясь от листка, сказал юноша, - вроде бы ничего сложного.
С выражением лица профессионала по подобным процедурам брюнет отнял у друга инструкцию и поставил стул сзади друга, так, что сиденье ударило парню под колено. Мстительно хмыкнув, когда Малфой, не удержавшись на ногах, плюхнулся назад, Блейз швырнул листок за спину и достал из упаковки перчатки.
Сначала, когда Забини выдавил на руку черного цвета пенку и начал распределять ее по светлым волосам Драко, это выглядело довольно странно. Пегое серо-черное переходное состояние было вовсе не привлекательным, но ощущение того, что скоро угольный цвет захватит всю территорию, не оставив и следа от прежнего бледного оттенка цвета звезд, воодушевляло.
Процедура покраски не заняла много времени, и через несколько минут юноша смывал под сильным напором теплой воды лишнюю краску с Малфоя.
А чуть позже Драко уже любовался в зеркало на отражение, показывавшее сероглазого брюнета, бледная кожа которого теперь выделялась еще сильнее, подчеркивая благородство крови. Довольная улыбка расползлась на лице юноши: Малфой не знал, похож ли он на себя по-прежнему, но он точно больше не был похож на Люциуса. Почему-то это наполняло душу восторженной удовлетворенностью.
Бросив последний взгляд на свою обновленную внешность, молодой человек вышел из ванной. И тут же что-то полетело ему прямо в лицо. Тот факт, что атаковавшей новоиспеченного брюнета вещью оказалась часть одежды, а не что-то более весомое, успел порадовать юношу пока он возмущенно отшвыривал тряпицу в обратном направлении, увернувшись на сей раз от носка. Хотя использование одежды в подобных целях показалось Малфою сомнительным, идею небольшой войнушки он оценил, и прежде чем удивленный Блейз спросил "Ты чего?", уже запустил в соседа схваченной с кровати подушкой. Позорное неумение противника среагировать должным образом, вследствие чего последний получил поролоновым снарядом прямо в лицо, было красноречиво прокомментировано громким хохотом Драко. Подушка тут же направилась в обратном направлении, позволив аристократу продемонстрировать большую ловкость в маневрировании. Дальше в ход пошло все, что попадалось под руку, включая канцтовары, покрывала и те же подушки, образовав на полу живописную кучу. Борьба закончилась, когда успешно нагнувший голову за секунду до того, как увесистый том по философии, (он легко определялся по весу и толщине) мог впечататься ему в ухо, Забини возмущенно вскрикнул:
- Хочешь мне голову снести?
- A la guerre comme a la guerre! - рассмеялся в ответ Малфой. - Сам начал.
- Во-первых, я не начинал, а просто швырнул майку куда-нибудь подальше, - Блейз поднялся с пола, медленно походя к сидящему на краю кровати любовнику. - во-вторых, учебник, - парень мотнул головой в сторону улетевшей куда-то за кровать книги, - это уже практически орудие убийства, - оседлав бедра аристократа, Забини опрокинул его на спину и, склонившись, прошептал прямо в губы, - а в-третьих, твой французский дико возбуждает. Как на счет небольшой разрядки перед сном?
- По-моему, это просто необходимо, - ответил Драко, устраивая свои ладони на талии любовника, поглаживая горячую кожу. – А интересно, пьяный ты такой же чувственный в постели?
- Я знаю только один верный способ проверить. Хочешь, - Забини приблизил свои губы ко рту Драко, и тот снова ощутил слабый терпкий аромат виски, - я удовлетворю твое любопытство? – брюнет склонился еще ниже и нежно поцеловал своего любовника в уголок губ и начал прокладывать цепочку коротких легких поцелуев по щеке и шее Малфоя. Драко откинул голову назад, позволяя Блейзу продолжать поцелуи. Брюнет, на секунду остановившись, убрал прядь волос с лица любовника и вернулся к своему занятию, продолжая ласкать Драко, запустив пальцы в его волосы и приникнув, наконец, к его губам в жарком поцелуе. Малфой обнял Забини, сцепив руки за его спиной. Брюнет, углубляя поцелуй, начал покачиваться на бедрах Драко, прижимаясь к его паху, и тот двинул бедрами ему навстречу, чувствуя, что Блейз уже сильно возбужден. От этого движения Забини тихо застонал, ускоряя ритм.
Может быть, дело было в виски, может – в разговоре в парке, когда Драко внезапно почувствовал к любовнику прилив нежности, но сейчас юный Малфой твердо понимал, что хочет еще раз насладиться своим другом, услышать его стоны, почувствовать его губы на своем члене.
- Драко, милый, - прошептал Блейз сбивающимся голосом, - я сейчас кончу.
Ощутив очередную волну возбуждения, прокатившуюся по всему телу, тот уложил брюнета на спину и обхватил ладонью его член – сначала провел по нему пальцами снизу вверх, задерживаясь на уже влажной головке, а затем снова повторил движение.
- Давай же, Драко, - глухим голосом говорил Блейз, уже не сдерживаясь и подаваясь навстречу теплым чутким пальцам любовника, растворяясь в его нежности.
- Не терпится попробовать новый крем? – невинно поинтересовался юноша.
- Да.
Малфой улыбнулся:
- А мне не терпится попробовать тебя, - произнеся это, он ввел в брюнета два пальца, и тот вздрогнул от наслаждения. – Ты определенно нравишься мне таким… Ты такой отзывчивый, такой чуткий. Может, нам следует чаще пить?
- Может, нам просто стоит чаще заниматься сексом?
- Тоже неплохо, - усмехнулся Драко.
Он продолжал ласкать головку, собирая выступающую влагу, и Забини вздрагивал и постанывал в ответ на эти прикосновения. Сам же Драко, открыв тюбик с недавно купленным кремом, выдавил себе на ладонь немного белой субстанции и, смазав себя, приподнял бедра Блейза и медленно вошел в него. Брюнет шумно втянул воздух и выгнул спину, стараясь впустить в себя любовника как можно глубже. Юный Малфой, проникнув в юношу до конца, снова устроил свою ладонь на его члене, ритмично поглаживая его.
- Драко, да… Еще, сделай так еще… - без перерыва шептал Блейз.
Все закончилось довольно быстро – сказывался наполненный нежностью день, проведенный вместе, предварительные ласки и количество выпитого виски. И когда Драко, все еще лежавший на Забини, наконец, отдышавшись, перекатился на спину и попытался встать, то был остановлен любовником: Блейз успел схватить его за руку:
- Куда ты?
- За салфетками. В душ я идти уже не в состоянии.
- Подожди, у меня все есть, - с этими словами брюнет извлек из-под подушки упаковку влажных салфеток.
Малфой улыбнулся:
- Мне нравится твоя предусмотрительность.
- Мне нравишься ты, - улыбнулся в ответ Блейз, притягивая Драко за руку обратно в кровать.
Малфой не без удовольствия лег в постель рядом с любовником и, устроив голову на его плече, вскоре уснул в его теплых объятиях.

URL
2008-12-22 в 19:32 

snaco_club
Глава 8.


- Драко, Драко! Ну же, Драко, посыпайся!
Юноша с трудом открыл глаза и попытался сфокусировать взгляд на любовнике, который тряс его за плечо.
- Драко, мы, кажется, проспали! - выкрикнул Блейз и, вскочив с кровати, распахнул створки шкафа в поисках белья и свежей рубашки.
- Сколько времени? - невнятно пробормотал Малфой, потираю виски пальцами.
- Уже полдесятого! Мы опоздали на высшую математику! Драко, поднимайся! - судорожно натягивая брюки и застегивая ремень.
- К черту математику. Все равно занятие идет уже полчаса, - глухим голосом отозвался тот и завернулся в одеяло. - Что будет следующим?
- Философия в одиннадцать, - быстро ответил Забини, кидая учебники в сумку.
- Вот и отлично! Мы идем на философию в одиннадцать. А сейчас я никуда не собираюсь. Разве что в душ.
С этими словами юный Малфой не без труда поднялся с постели и прошел в ванную комнату. Через пару секунд из-за двери раздался громкий возглас:
- Какого?..
Блейз поспешил туда и увидел Драко, растерянно разглядывающего свое отражение в зеркале.
- Я и забыл, что ты покрасил меня вчера, - пробормотал бывший блондин, продолжая разглядывать свою прическу.
- Да, мы радикально изменили твою внешность, - улыбнулся ему сосед и быстро чмокнул Драко в щеку.
Тот медленно кивнул и зачем-то сказал:
- Я теперь совсем не похож на своего отца.
- Да, - протянул Забини, - наверное.
Отогнав невеселые мысли о Люциусе, юный Малфой решил, наконец, принять душ и привести себя в порядок после вчерашних прогулок. Блейз тем временем, предварительно посоветовав Драко оставить волосы сухими, ненадолго покинул их комнату. Когда он вернулся, Малфой, уже покончив с водными процедурами, стоял посреди спальни и застегивал рубашку.
- Я принес бутерброды, сок и кое-что еще, - сообщил Забини, убирая со своего стола ноутбук и разбросанные диски, освобождая место для завтрака. - Я просто подумал, что ты захочешь перекусить.
- Спасибо, я действительно хочу, - Драко скривил губы в двусмысленной усмешке и, придвинув стул, взял бутерброд и маленькую упаковку апельсинового сока.
- Сколько у нас еще времени до философии? - спросил он, пытаясь вставить соломинку в пакетик, но пакетик отчаянно сопротивлялся.
- Еще около часа, так что можешь никуда не торопиться, - Блейз тоже принялся за еду, срывая упаковку с шоколадного батончика.
- А домашнее задание? - спросил с нажимом Драко - мембрана из фольги на упаковке с изображением апельсинов никак не поддавалась.
- Никакого. Вроде будет новая тема, - сказал Забини и, глядя, как Драко мучает ни в чем не повинный пакетик, взял у него многострадальный сок и воткнул-таки соломинку, после чего вернул его Малфою. Тот немедленно выпил около половины, после чего ответил:
- Отлично. Не хотелось бы испортить свою успеваемость. Отец наверняка будет недоволен этим. Впрочем, - Драко опустил глаза, - он теперь не интересуется мной. За все время даже ни разу не позвонил, - тихо закончил юноша и закусил губу; в следующую секунду он, видимо, опомнившись, быстро продолжил, - в любом случае, в моей ситуации это даже хорошо - отец не узнает про сегодняшний прогул. Да и мои оценки за последние несколько дней…хм…немного ухудшились.
Драко пошло улыбнулся Забини. Тот потянулся к Малфою и страстно поцеловал его в губы, сладостно-горькие от апельсинового сока.
- Мои тоже, - прошептал в ответ Блейз, ласково поглаживая любовника по щеке и улыбаясь ему. Затем, коротко чмокнув его в губы новоиспеченного брюнета, Блейз резко поднялся и со словами "Доедай и пойдем, а то опять опоздаем", скомкал фольгу от шоколадного батончика и, достав из шкафа форменный свитер, надел его.
Драко же, покончив с бутербродами, принялся собирать учебные принадлежности.
- Блейз, ты не видел мой учебник по философии? - спросил он, изучая корешки книг, стоящих на полке, в надежде найти нужную.
- По античной философии? - поинтересовался тот.
- Да, - раздался неожиданно глухой голос Драко.
Забини обернулся и увидел, что Малфой стоит на коленях, изучая темный угол под столом.
- Не видел, -пожал плечами Блейз.
- Странно, под столом тоже нет, - разочарованно произнес Драко, поднимаясь на ноги.
Блейз хмыкнул и, вдруг воскликнув "Вспомнил!", подошел к своей кровати и, склонившись над ней, извлек из щели между прикроватной тумбочкой и стеной, предмет поисков.
- Ты закинул его туда вчера, когда запустил им в меня!
- Хорошо, что хоть один из нас помнит события вчерашнего вечера. Спасибо, - сказал Драко, укладывая учебник в сумку.
- Абсолютно не за что. Пошли.
Мальчики покинули свою комнату.

***

Блейз и Драко заняли места на последнем ряду. Спустя пару минут в аудиторию вошел преподаватель философии - долговязый и нескладный мистер Уильямс. Усевшись за учительский стол¸ он раскрыл папку с записями и, нацепив на нос очки, начал рассеянно и неторопливо листать страницы, выискивая сегодняшнюю тему лекции. От его неспешных действий отдавало скукой и обреченностью, и Драко вдруг подумал, что в ближайшее время ему предстоит выслушать одну из самых нудных лекций в его жизни, о чем он незамедлительно поделился с Забини. Тот тихо хмыкнул и, приблизив губы к уху соседа, зашептал:
- Может, попытаемся внести в философию немного разнообразия?
Драко с улыбкой взглянул на него:
- Предлагаешь сделать лекцию чуть интереснее?
- Думаю, у нас получится намного интереснее, - ответил другу Блейз и сжал под столом его руку.
- Стоицизм, - тихим занудным голосом начал тем временем лектор, - представляет собой одно из направлений античной философии, получившее широкое распространение…
Картинно закатив глаза, Блейз снова склонился над ухом Драко:
- Еще не забыл вчерашний вечер? - поинтересовался он, устраивая свою ладонь на колене соседа. Тот едва заметно покачал головой и похотливо улыбнулся, показывая, что нет, не забыл.
- Давай повторим все сегодня после занятий? - тихо спросил он.
- Мы можем начать прямо сейчас, - Забини чуть сильнее сжал пальцы, скользнув рукой вверх.
Драко прикрыл глаза и подался чуть вперед. Блейз, заметив это движение, погладил его эрекцию, уже без труда угадывающуюся под брюками, а затем, потянув язычок молнии вниз, запустил свою ладонь в штаны и сосредоточил свое внимание на головке, скрытой боксерами.
- Блейз, - прошипел сквозь зубы Драко, пытаясь сохранить дыхание ровным, - ты же не собираешься…
- Может быть, милый, - развратным шепотом произнес Забини, - все может быть.
- Может, подождем до конца занятий? Или хотя бы до конца философии?
- Хорошо, - Забини претворился разочарованным. - Жаль, что после этого урока будет экономическая теория, ее не прогуляешь.
- Мы сегодня уже израсходовали наш лимит прогулов. Или ты уже забыл, что мы проспали математику? - усмехнулся Драко и напряженно вздохнул - Блейз так и не убрал руку, по-прежнему продолжая поглаживать член юноши.
- Я все помню, - нежно выдохнул Забини и, высунув язычок, лизнул мочку уха соседа, - и у меня есть предложение. Мы подождем до конца занятий, купим в кафе что-нибудь перекусить, потом вернемся в нашу комнату, опустим жалюзи, включим музыку, чтобы никто не услышал твои стоны, и будем заниматься сексом весь оставшийся день, - продолжал он нашептывать Драко, наконец, убрав руку и застегнув молнию.
- А затем устроим ужин прямо в постели?
- Да. Хочешь, я покормлю тебя?
Юный Малфой усмехнулся:
- Да, это может быть интересно.
- Мистер Малфой, мистер Забини, - прозвучал занудный голос, принадлежащий преподавателю, - может быть, вы, наконец, отвлечетесь от бесед друг с другом? - и, не давая юношам вставить и слова, продолжил. - Философия - это категория, требующая сосредоточенности, внимания и желания понять сущность мироздания, чего я не вижу ни у одного из вас.

URL
2008-12-22 в 19:32 

snaco_club
Драко поджал губы и закатил глаза: преподаватель явно ударился в свою любимую тему "Философия - наука всех наук" и наверняка нескоро закончит свою пламенную речь. Однако он ошибся, профессор сразу перешел от слов к делу:
- И поэтому, чтобы хоть как-то привить вам эти качества, я даю вам совместное задание написать работу по учениям Марка Аврелия на сто-сто десять тысяч печатных знаков. И я хочу увидеть ее на своем столе на нашем следующем занятии в четверг. Вы слышите, мистер Малфой? - назойливо поинтересовался мистер Уильямс. - Не в среду, не в пятницу, а именно в четверг.
- Он когда-нибудь замолчит? - еле слышно прошептал Драко сам себе и, повысив голос, ответил. - Мы все поняли, профессор. Сто десять тысяч. Не в пятницу и не в среду. Именно в четверг, - передразнил он тон преподавателя, но тот, похоже, не заметил этого.

***

- Работа по Марку Аврелию! - воскликнул Блейз, когда урок закончился. - Я даже не знаю, кто это!
- Я тоже, - равнодушно пожав плечами, отозвался Драко. - А нам обязательно делать это глупое задание?
- Обязательно, - кивнул Забини. - Я просто уверен в том, что этот зануда начнет следующее занятие с проверки нашей работы, поинтересуется нашим мнением и нашей точкой зрения по поводу изученного, потом он задаст пару вопросов и еще…
- Ты определенно лично знаком с этим процессом, - рассмеялся Малфой.
- А вот и нет, - улыбнулся в ответ тот, - лично не знаком, зато пару раз был свидетелем расправы над студентами. Так что придется идти в библиотеку за книгами. У нас есть двадцать минут до экономической теории, мы успеем.
Через несколько минут юноши уже стояли в одном из библиотечных залов и листали книги по античной философии.
- В этом учебнике есть большая глава про - начал Блейз, но его прервал звонок мобильного телефона. - Посмотри вот здесь, Драко, а я пока поговорю с отцом.
Малфой кивнул и, дождавшись, пока Блейз выйдет из зала, глубоко вздохнул. Люциус так не разу и не позвонил ему за все это время. Чтобы хоть как-то отвлечься от подобных мыслей, юноша открыл учебник, предложенный Забини, и начал выискивать по оглавлению темы, которые можно было бы использовать в работе.
- Нашел что-нибудь? - внезапно прозвучал над его ухом голос Блейза.
- Да. Наверное, надо взять эти два учебника и пару журналов. Этого будет достаточно.
Забини рассеянно кивал, как видно, думая о своем.
- Что, хорошие новости от отца? - поинтересовался Драко.
Брюнет кивнул:
- Папа сказал, что видел вчера Дэвида.
- Понятно, - перебил его Малфой, - одно упоминание о Дэвиде лишает тебя разума?
- Да, наверное, - мечтательно улыбнулся тот, - и еще я просто рад, что поговорил с отцом. И я бы хотел, чтобы ты поговорил со своим, - внезапно поменял он тему. - Ты же обещал подумать над всем этим. Драко, ты же прекрасно знаешь, что был неправ тогда, хоть и не говоришь мне об этом. Ты нервничаешь и переживаешь из-за этой ссоры, я знаю.
- Ничего ты не знаешь! - резко оборвал его юноша.
- Может, и не знаю, - неожиданно легко согласился брюнет, - но я ведь видел твое лицо, когда я сказал тебе, что мне звонит папа. Ты ведь тоже хочешь поговорить со своим отцом, Драко, не отрицай хотя бы это.
- Да, - чуть помедлив, проговорил он, - я хотел бы поговорить с ним.
- И, может, даже, извиниться?
- Может, - с издевкой сказал Драко, - но извинится ли он передо мной?
- Это не должно тебя волновать, - ответил Забини, глядя другу в глаза, - по крайней мере, если ты признаешь свою ошибку, твоя совесть будет чиста.
- У меня нет совести, если, конечно, не брать в расчет тебя, Блейз, - хмыкнул тот. - Но смысл в твоих словах есть. Да, возможно, я сделаю так, как ты говоришь. Но принять то, что мой отец и этот Гарри теперь вместе…
- Попробуй, - печально отозвался Блейз, - может, все окажется не так уж плохо.
Юный Малфой не нашел, что ответить, да и что можно было сказать? Да, он скучал по Люциусу и хотел бы объясниться с ним. Но верить в то, что тот действительно полюбил Гарри, было выше сил Драко. Но как еще можно было объяснить то, что он почти выгнал сына из дома ради какого-то мальчика? Или Люциус сошел с ума, что было маловероятно, или же он был действительно влюблен, но этот вариант в голове юноши не имел права на существование, хотя, увы, и являлся более правдоподобным.
- Скажи, Блейз, за что можно полюбить человека? - вдруг спросил Драко.
- Тебе все-таки нравится философия, да? - хмыкнул Блейз.
- Нет. Я просто хочу знать это.
- Я не знаю, Драко. Любишь, и все, - ответил Забини таким тоном, как будто разговаривал с ребенком.
- Ну а почему ты выбрал Дэвида? - настойчиво продолжал тот. - Он красивый и с ним хорошо в постели? Или тебе просто было одиноко, а он находился поблизости?
Неожиданно лицо Блейза стало серьезным.
- Он очень помог мне, когда я расстался со своим… первым молодым человеком.
- То есть, второй вариант - ты был один, а он просто оказался рядом, - торжествующе вывел Малфой.
- Нет, это не так, - Забини грустно улыбнулся, - но он очень поддержал меня тогда. Дэвид оказался добрым и чутким, он понимает меня и заботится обо мне. Он изменил меня, изменил мои взгляды на мир и на людей. Он любит меня, а я - его, вот и все.
- Для меня это слишком, - передернул плечами Драко.
- Влюбись - и все станет понятным.
- В кого? - пренебрежительно спросил юноша. - Наши однокурсники меня абсолютно не волнуют, да и я их тоже. Все уже привыкли, что мы всегда вдвоем. Но у тебя есть парень, а я - я остаюсь один, - хмыкнул он.
- Действительно, их ты волнуешь не особо, - засмеялся Блейз. - По-моему, кто к тебе проявляет интерес - так это профессор Уильямс и профессор Снейп.
- Взрослые мужчины - это уже интереснее, да? - улыбнулся Драко.
- Да, - сладко проговорил Забини. - Но в нашем случае я даже не знаю, чье внимание хуже - первого или второго.
- Первого, - не раздумывая ответил Малфой, - директор, по крайней мере, не дает глупых заданий.
- Зато директор очень не любит, когда на его занятия опаздывают, - сказал Блейз и начал быстро заполнять библиотечные формуляры, чтобы забрать книги.
- Осталось несколько минут, - торопил его Драко.
- Я почти закончил.
Через минуту мальчики, покинув библиотечный зал, отправились на занятие к профессору Снейпу.

URL
2008-12-22 в 19:33 

snaco_club
Глава 9.

- Успокаивайтесь, - холодный низкий голос профессора экономической теории возвестил о начале занятия. Директор никогда не опаздывал, но и заранее в аудитории не появлялся, будто караулил у двери нужный момент, либо был обладателем встроенных в мозг швейцарских часов, поэтому многие начинали вздрагивать лишь услышав звонок, гласивший, что фигура мужчины в черном появится сию же минуту. В итоге, призыв к спокойствию звучал со стороны Снейпа скорее как издевка - ученики и так стабильно замирали подобно изваяниям на своих местах в первую же секунду урока.
- Как вы знаете, - продолжал директор, - сегодня у нас контрольная. Мистер Смит, будьте любезны, раздайте всем листы с заданием.
Пока на столы учеников ложились листы бумаги с запечатанными вопросами, Драко внимательно наблюдал за мужчиной. Экономическая теория и многочисленные по ней тесты не пугали юношу - этот предмет, понравившись с первого занятия, готовился Малфоем стабильно. И хотя наличие каверзных вопросов и огромное количество вариантов, исключающее совещание или списывание со стороны тех, кто рискнул бы провернуть подобное на уроке Снейпа, пугало большинство собравшихся (разве что Блейз практически не выказывал страха перед директором и его манерой преподавания), для Драко это проблемой не было. Профессор тоже не заставлял парня дрожать от страха, скорее интригуя - ни подтвердить, ни опровергнуть возникшую недавно теорию относительно интереса к своей особе со стороны директора Малфой пока не смог, поэтому откладываемые на какое-то время размышления, возвращались вновь и вновь.
От раздумий юношу отвлек лист с заданием, небрежно брошенный Смитом на парту. Пробежав глазами по вопросам и, убедившись, что знаком со всем материалом, Драко спокойно принялся писать свой ответ. Уже через пятнадцать минут его лист был порядком исписан подробным рассказом о сущности и функциях рынка и, когда рядом оказался директор, совершавший свой традиционный обход класса, юноша поднял руку с просьбой сдать готовую раньше времени работу. Снейп кивнул в ответ, не особо удивленный этим фактом, так как подобная практика со стороны молодого Малфоя уже успела войти в привычку.
- Можете пока повторять вопрос по инфраструктуре рынка, мистер Малфой, - равнодушно произнес мужчина, принимая из рук юноши контрольную, - надеюсь, вы не забыли, что собирались сделать доклад, и смена внешности не свидетельствует о неготовности и на этой почве желании слиться с толпой?
Юноша весело улыбнулся стоявшему подле профессору, оценив отпущенную шутку.
- Что вы, сэр, - стараясь намекнуть на давно волнующий вопрос, ответил Малфой, - от вас мне не спрятаться, как бы я не изменял внешность. - Если до Снейпа и дошел подтекст, вида он не подал, непонимающе заломив бровь, и Драко решил не испытывать его терпения, поскольку итак выглядел довольно нагло. - Разумеется, я помню о докладе, сэр, и вы его услышите.
Директор лишь коротко кивнул и, еле заметно улыбнувшись (или у молодому аристократу это только показалось из-за преломлений света), направился к доске, отчитав по дороге пару учеников.
Вскоре время контрольной истекло и, собрав все листы, профессор предоставил слово молодому Малфою. С довольным от предвкушения триумфа (иного и быть не могло, учитывая отменную подготовку) выражением лица Драко поднялся с места и, встав за кафедру, медленно, смакуя каждое слово, начал доклад:
- Впервые термин "инфраструктура" был использован в экономической теории…
Выступление действительно вышло эффектным - помогал не только взятый из многочисленных источников материал, но и способность юноши говорить завораживая: даже Снейп, обычно не выказывающий к докладчикам особого интереса и вмешивающийся только когда речь заходила об ошибках или дополнительных вопросах, сейчас внимательно наблюдал за юношей и, когда дело дошло до дискуссий, во время которых молодой Малфой схлестнулся в жарком споре с одним из учеников - Драко даже имени противника не запомнил - относительно характерных черт биржевого товара первого класса, признал за сероглазым юношей правоту.
Довольный получением за выступление высшего балла и одобрения со стороны скупого на похвалу директора, молодой аристократ направился к своему месту, размышляя одновременно над обнаруженными в себе изменениями. Дело было в том, что к парню впервые за время присутствия в колледже вернулось желание выступать на публике и быть в центре внимания, казавшееся навсегда утерянным вместе с домом и прежним привычками. Драко не знал с чем это связано: то ли предмет был на самом деле интересен, то ли хотелось выделиться из общей массы перед директором. Впрочем, последняя мысль была не совсем точна - профессор экономической теории итак выделял молодого Малфоя из прочих, но самому юноше хотелось большего: установить контакт, позволяющий понять, зачем директор так пристально следит за ним, чего хочет добиться (ведь не может же он просто от нечего делать сканировать взглядом нового ученика).
Драко мысленно ухмыльнулся сам себе. Получалось так, что в слежке со стороны мужчины, доказать которую даже себе он ничем не смог, парень уже не сомневается. С другой стороны, игнорировать предчувствия не следовало, и молодой аристократ предпочел принять факт интереса к себе со стороны директора как аксиому, пообещав себе при возможности узнать о нем больше.
Сев за парту, Малфой получил одобрительное подмигивание со стороны соседа, утвердившее юношу в желании стребовать с друга после урока дополнительную "похвалу", обещанную еще на философии.
- Прежде, чем начать новую тему, - холодно говорил тем временем директор, - хочу предупредить, что на следующем занятии вас ждет по ней тест, поэтому отнеситесь к лекции серьезно.
Подобные комментарии тоже были в большей степени традицией, нежели необходимостью - тесты и контрольные проводились практически по каждой пройденной теме, и объявления о них не вызывали у учеников жалобных вздохов лишь потому, что были вполне предсказуемы.
Лекция о государстве и экономических институтах была настолько занимательна, что даже отвлекла Драко от мыслей о приятном времяпрепровождении после уроков, поэтому, когда профессор Снейп объявил, что на сегодня достаточно, юноша почувствовал почти что разочарование.
- И еще одно объявление, - обманчиво небрежным тоном произнес директор, - в этом семестре каждый из вас должен будет написать научную работу по одному из следующих предметов: история развития экономико-математического моделирования, математические методы в экономике, теории экономического цикла или экономическая теория. Научными руководителями будут соответственно те профессора, которые преподают данные предметы. На выбор вам дается неделя, по истечении которой будьте любезны записаться по одному из перечисленных предметов. Все свободны.
В ту же секунду раздался звонок, и профессор покинул класс, а ученики, огорошенные перспективой столь серьезной работы, еще некоторое время сидели за партами, беспомощно переглядываясь. Сейчас уже мало кто сдерживал жалобные стоны и вздохи.

***

После занятий, загруженные свалившимися на них заданиями, мальчики отправились в кафе, расположенное на первом этаже их спального корпуса, чтобы пообедать.
- Так твое предложение насчет ужина в постели все еще в силе? - поинтересовался Драко, когда с трапезой было покончено.
- Конечно, - ласково улыбнулся Блейз, - правда, придется делать эту работу по философии, но у нас есть еще вторник и среда. Так что сегодня мы можем выделить время и на учебу, и на ужин, и, возможно, на его логическое продолжение.
Драко улыбнулся в ответ:
- Вечер обещает быть насыщенным, да?
- А как же иначе, - отозвался Забини, - если бы не эта философия…
- Перестань жаловаться, - прервал его друг, - тебе не идет. Лучше купи нам что-нибудь на ужин.
- Хорошо, - коротко отозвался тот и встал из-за стола.
Вскоре он вернулся с достаточно большим пакетом.
- Что ты принес?
- Грейпфрутовый сок, сэндвичи, салат с креветками…
- Его съешь ты, - быстро сказал Драко.
Блейз улыбнулся:
- Тебе я взял салат с копченой курицей и грибами. Я помню, что ты терпеть не можешь морепродукты. А еще я купил тебе белый шоколад. Не знаю, как ты можешь есть это, но если тебе нравится…

URL
2008-12-22 в 19:34 

snaco_club
Драко не слушал друга. Сейчас его взгляд расфокусировался, а в груди стало немного теплее. Парень не мог вспомнить, когда последний раз кто-то так трепетно к нему относился. Дело было совсем не в шоколаде и даже не в том, что Драко никогда не чувствовал внимания, потому что такого не было. Пока молодой аристократ жил дома, его окружали исключительными заботой и лаской, а уж Люциус так вообще сдувал с сына пылинки, но все это меркло перед простым внимание со стороны Забини ко вкусовым пристрастиям любовника. Юный Малфой не мог дать ответ почему, но возможно впервые в жизни ощутил чувство настоящей теплоты и заботы. Вероятно, дело было в том, что все, кто был до того, даже отец, так или иначе были не до конца честны и чего-то хотели от молодого аристократа - Люциус добивался расположения любимого, а прочие были либо прихлебателями, либо прислугой, либо живыми вещими, вроде молодых любовников отца. А Блейзу ничего от сероглазого аристократа не было нужно, он даже фамилию Малфой не слышал, пока не познакомился с новым учеником, и это заставляло поверить в искренность и непреднамеренность происходящего. Тогда Драко сделал то, чего не делал никогда на людях: обняв одной рукой своего друга, он нежно поцеловал его в губы.
- Может, поднимемся в нашу комнату? - спросил он. - Начнем делать реферат, потом поужинаем.
- Но перед этим ты позвонишь отцу.
- Только не сегодня, Блейз, - резко ответил Драко.
- Боишься?
- Нет, - фыркнул Малфой, манерно закатив глаза.
"Конечно, я боюсь, - пронеслось в голове у него. Да и можно ли было не бояться подобного? Пусть юноша и признал за собой ошибку, но переступить через себя, начав разговор первым было крайне тяжело. Драко сам себе улыбнулся. В былые времена извинения могли слететь с его губ так же легко, как и оскорбления, но не теперь. После того, как он попал далеко от дома в агрессивную своей отстраненностью и холодностью среду колледжа, у юноши будто обострились до того спавшие чувства, заставляя воспринимать окружение более тонко. Пусть не в полной мере, но прочувствовав горечь разлуки и собственной вины, извиняться можно было только искренне, а открытость всегда пугала молодого аристократа.
А Блейз это прекрасно понимал, но все равно заставлял Малфоя наступать на горло гордости. Впрочем, иначе юноша и не предпринял бы ничего, а Забини был очень понимающим, не пытался давить слишком сильно или изменить друга, принимая его, как есть. "Возможно, он - тот, кто мне нужен" - мелькнуло в голове Драко.
- А что, если мне отбить тебя у твоего Дэвида? - задумчиво протянул Малфой.
Блейз искренне рассмеялся:
- Ты же сам понимаешь, что я люблю его, так что ничего не выйдет.
- Я еще просто не пытался, - хмыкнул Малфой. - Так и быть, не буду разрушать ваш нежный союз. Так мы уходим?
- Да, - кивнул Забини, поднимаясь.
Драко взял пакет с едой, и мальчики покинули кафе.

***
Оказавшись в комнате, Блейз стащил с себя одежду и обувь и улегся на кровать Драко.
- Присоединяйся, - сказал он другу, придвинувшись к стене, освобождая место для друга.
Малфой, расстегнув рубашку и сняв ботинки, опустился рядом.
- А брюки? - немого разочарованно спросил брюнет.
- Я думал, мы будем готовить реферат, - наигранно-невинно улыбнулся Драко.
- Одно другому не помешает, - с этими словами Забини расстегнул молнию на брюках друга и стащил с него штаны.
- Ну, так что - философия или секс? - спросил Малфой у соседа, целуя его шею, поднимаясь выше, захватывая зубами мочку уха.
- Философия, - с сожалением отозвался тот.
- Никогда бы не подумал, что ты выберешь учебу вместо того, чтобы хорошенько трахнуться.
- Жизнь полна тайн, Драко, - улыбнулся брюнет и, освободившись от объятий друга, поднялся с кровати и, собрав все библиотечные книги по философии, вернулся в постель.
- Предлагаю сначала прочитать все, что у нас есть по стоицизму и Марку Аврелию, а завтра выберем из всех этих книг главы, которые включим в нашу работу, и напечатаем реферат.
Драко согласно кивнул и, открыв первый попавшийся учебник, углубился в чтение.

***
Так, за работой незаметно пролетели несколько часов, но, наконец, Блейз, захлопнув книгу и пробормотав "Я есть хочу", поднялся с постели и достал из пакета их ужин.
- Ты точно не будешь салат с креветками?
- Абсолютно точно, - хмыкнул Малфой, - наслаждайся им сам, без меня.
- Я хотел бы насладиться и им, и тобой, - мило улыбнулся Забини, - думаю, мы сегодня устроим и то, и другое, - хитро закончил он, передавая другу пластиковую упаковку с грибным салатом и сэндвич с ветчиной. Сам же он, заняв свое уже законное место между Драко и стеной, хищно вонзил вилку в салат.
- Я-то думал, ты собирался устроить что-то более интересное, - протянул Малфой.
- Я и сейчас собираюсь, - прожевав, ответил Блейз. - Дай мне твою вилку.
Драко выполнил просьбу, и Блейз, наколов на нее кусочек курицы, отправил ее Драко в рот.
- Так лучше? - тихо спросил он.
- Так интереснее, - отозвался его друг и, последовав примеру Забини, достал из его салата креветку, поднес ее к губам брюнета. Тот осторожно взял ее зубами, дотрагиваясь языком до пальцев Малфоя. Подобным образом они разделались и с сэндвичами.
- Надеюсь, тебе понравилось? - спросил Блейз, разворачивая плитку шоколада.
Драко лишь кивнул.
- Может, тебе понравится и это? - и Забини, обхватив руками друга за талию, устроил его на своих бедрах. - Пора перейти к десерту, ты согласен? - спросил он и провел по губам Драко кусочком белого шоколада.
- Согласен, - выдохнул он, целуя пальцы Забини.
В следующий момент шоколадка была отброшена в сторону, а Малфой, сжав плечи своего друга, начал ласкать шею брюнета губами, прикусывая и облизывая горячую кожу.
Брюнет тем временем дотянулся до боксеров любовника и начал освобождать его от них.
- Я хочу тебя, - выдохнул Драко, - у меня с самой философии стоит, так что теперь ты от меня никуда не денешься…
Блейз приподнялся на локтях, упираясь головой в столбик кровати, наблюдая, как его любовник целует его грудь, прикусывает соски, спускаясь все ниже и ниже. Он уже собирался запустить свои пальцы в неестественно черные волосы Драко и прижать его губы к своему члену, как вдруг услышал звук открывающейся двери, а затем удивительно знакомый голос вошедшего произнес:
- Блейз?!

URL
2008-12-22 в 19:34 

snaco_club
Глава 10

Раздавшийся голос отвлек обоих юношей. Драко поднял голову, но прежде, чем обернуться, увидел искаженное ужасом лицо Блейза. Донесшийся у него со спины до боли знакомый смешок и ласковый голос "Я видимо ошибся, прошу прощения" вызвал желание не видеть лица вошедшего, но шея сама повернулась. И вот молодой Малфой уже встретился глазами со своим отцом, собиравшемся покинуть комнату, но так и застывшем в дверях, стоило ему узнать в жгучем брюнете рядом с Забини сына.
- Драко?! - Люциус, похоже, не верил своим глазам, да и юноша сомневался в реальности происходящего.
- Отец? - произнося это, молодой человек все еще надеялся, что страшная галлюцинация сейчас исчезнет, но белокурый мужчина не только не испарился, но и, кажется, придя в себя, начал злиться.
- Итак, теперь я, по крайней мере, получил ответ на вопрос о твоей плохой успеваемости, - от голоса Люциуса как от морозного ветра по коже бежали мурашки, - Драко, ты, вероятно, решил, что здесь можешь отдыхать, но я посылал тебя учиться, а не… - мужчина на секунду взглянул на бледного как простыня Блейза, очевидно, решая, как назвать увиденное, - развлекаться и красить волосы.
Драко, тоже взглянув на друга, поднялся с постели и быстро натянул джинсы, а затем внимательно посмотрел на отца. Люциус совсем не изменился, да прошло и не так много времени с тех пор, как юноша покинул поместье. То же выражение лица, та же гордая осанка. Только взгляд… В такой знакомый серый лед примешалось чувство, которое сам Драко познал не так давно, а потому безошибочно определил его – это была ревность. Люциус ревновал сына к Блейзу?
Мысли постепенно начали приходить в порядок, но от этого становилось только страшнее.
- Вы что, знакомы? - юноша подозрительно взглянул на отца.
- Мы сейчас говорим о тебе, - Люциус, казалось, был непримирим, но, заметив недобрый прищур сына, все-таки удостоил его небрежным ответом. - У меня были дела с Алексом Забини, и одним летом, когда я был его гостем, я познакомился с Блейзом.
Молодой человек замер, а его сосед еле заметно вздрогнул.
- Это было два года назад? - севшим от испытанного потрясения голосом, но все же стараясь сделать вид, будто в этом нет ничего особенного, спросил Драко, - ты, кажется, тогда уезжал летом на целый месяц, не взяв меня с собой.
- Не надо заговаривать мне зубы светскими беседами, - холодно произнес Люциус, а его сын не выдержал и нервно рассмеялся. Все это время молодой Малфой не спускал глаз с Забини, явно намеревавшегося подать какой-то знак стоявшему в дверях блондину. Сомнений быть не могло: первый любовник Блейза, деловой партнер отца, про которого Драко так много успел узнать, оказался его отцом.
- С меня хватит, - коротко отрезал Люциус. - Нам надо серьезно поговорить. Блейз, не мог бы ты нас оставить…
- Ну зачем же, - Драко понял, что голос срывается, а нервы сдают, но остановиться уже не мог, - тут ведь все свои. Ах, да, прости! Я и забыл, ты ведь не посвящаешь своих любовников в семейные дела! Кстати, о любовниках: как поживает наш Гарри? Не скучает по мне? Вы с ним уже держитесь за руки, или по-прежнему только смотрите друг другу в глаза? Он все еще чист и невинен? – издевательским тоном продолжал Драко.
Повисла пауза. Вникнув в суть предъявляемых претензий, Люциус прошел дальше в комнату, предварительно закрыв дверь, и с яростью взглянул на сына.
- Что ты себе позволяешь?! - гневно процедил мужчина сквозь зубы.
- Какая разница?! - казнь была теперь неминуема, и Драко решил, по крайней мере, все высказать. - Ты себе уже позволил куда больше…
Голос юноши оборвался, потому что перед глазами мелькнула знакомая отцовская трость с набалдашником в форме змеи. "Люциус, нет" - послышался голос Забини, но мужчина и без того успел совладать с собой и теперь использовал мрачного вида аксессуар, чтобы поддеть подбородок сына, вынуждая того открыть зажмуренные в предчувствии боли глаза и взглянуть себе в лицо.
- Мы все обсудим позже, - шипение Люциуса походило на змеиное, а на находящемся в опасной близости лице на было и намека на прежнее желание, - по дороге домой. Я забираю тебя, - Драко распахнул глаза шире, не веря ушам, - но лишь для того, чтобы отправить в другую школу, способную обеспечить достаточно строгий режим.
На этих словах холодное как глаза отца металлическое покрытие набалдашника оставило подбородок юноши, а сам Люциус направился к двери, остановившись лишь на секунду, чтобы бросить равнодушное "Собирай вещи, я иду к директору за твоими документами".
Дверь захлопнулась и пока еще соседи синхронно вздрогнули.
Молодой Малфой стоял, неверяще глядя на дверь, потом повернулся к Блейзу, будто спрашивая, было ли это на самом деле. Напугано-виноватый вид Забини утверждал, что происходящее - не дурной сон и не бред, а реальность - ужасная и подлая.
Не выдержав, Драко скривился от отвращения и гнева.
- Значит, ты никогда не слышал моей фамилии раньше? – ухмыльнувшись, спросил он соседа. - Или пока он лишал тебя невинности, имя вылетело из головы?
Блейз нахмурил брови, еле сдерживаясь от комментариев, но молодой аристократ сдерживаться был не намерен.
- Я тебе верил! - зло вскрикнул он. - А ты, сволочь, ничего мне не сказал!
- А что я должен был сказать? - похоже, что и Забини потерял терпение, - что я - один из тех, трахая кого Люциус представлял собственного сына?
Тишина, обрушившаяся на юношей, была почти болезненной. Блейз не сразу понял, что сказал лишнего, а когда осознал это, было слишком поздно - Драко, схватив висевшую на спинке стула рубашку, и, надевая ее на ходу, выбежал вон.
- Драко, подожди! Не надо так…- крикнул Забини, но дверь уже захлопнулась, а поскольку брюнет был все еще обнажен, ни о каком преследовании не могло быть и речи.

Перед глазами у Драко плыли круги, он не осознавал, куда идет. В голове мелькала только одна мысль - Блейз не просто спал с Люциусом, но и знал о его страсти к сыну. Все это время Забини прикидывался, что не понимает, а на самом деле от него не утаилось ничего и… Черт! Юноша остановился как вкопанный.
Ты такой нежный. И ты так похож на него…
Выходит, в постели с Драко Забини вспоминал не Дэвида, а его отца! Это было уже просто невыносимо, и молодой Малфой рванул что было силы вперед, желая только одного - спрятаться где-нибудь, пока не начал стонать в голос от испытанных боли и унижения, пока никто не видел его слез отчаянья.
Забежав за один из корпусов, юноша бессильно оперся спиной о стену, задрав голову к небу, чтобы слезы горечи, стекая, прятались в черных прядях. Драко всего трясло – то ли от холода (лето давно прошло, забрав с собой тепло и оставляя угрюмую серость и холодный ветер), то ли от шока, и он зябко обнял себя, а потом засунул руки в карманы. Тут в ладонь лег какой-то маленький металлический предмет. Совершенно не помня что это, Драко, хлюпнув носом, достал неизвестную вещь на свет и обнаружил в руке ключ от здания бассейна, который так и остался у него после недавнего визита. Не долго думая, парень решил пойти туда - в связи с ремонтом и поздним часом место было достаточно укромное, и там не было сквозняков.
Помещение бассейна встретило знакомым полумраком и прохладой, но юноше сейчас было наплевать и на то, и на другое: темнота окутывала, позволяя чувствовать себя увереннее, а холод хоть и заставлял кожу покрываться мурашками, ощущался не так сильно, как на улице. Зайдя в главное помещение, молодой человек уселся на скамейке и невидящим взглядом уставился на ровную гладь воды бассейна.
Итак, его вновь предали и опять тогда, когда он этого совершенно не ждал. Драко даже затруднялся сказать, на кого злятся больше: на Люциуса, вероломно растоптавшего только начавшую становиться нормальной жизнь сына, на Блейза, подло совравшего и выманившего все секреты или на себя, глупо доверившегося неизвестно кому и почти пошедшего на перемирие. Последняя мысль заставила горько усмехнуться - а ведь юный Малфой действительно почти собрался звонить отцу и просить прощения за содеянное. Теперь эта мысль казалась чистейшим бредом, пойти на который можно было лишь под действием гипноза и затмения разума. В этот момент Драко не испытывал к отцу ничего кроме ненависти, как впрочем и к Блейзу, но с последним можно было мысленно попрощаться, так как Люциус точно не изменит решения и заберет сына из колледжа сегодня же. Почему-то эта мысли причиняла новую боль, заставляя парня обхватить руками колени и, уткнувшись в них лицом, давиться очередной порцией слез отчаянья.

Как и после последней ссоры с Люциусом в душу закралось уже знакомое ощущение пустоты, будто где-то в районе сердца вырезали что-то важное. Знай Драко, что все так обернется, предпочел бы не видеться с отцом еще, по меньшей мере, год, пусть и пришлось бы оставаться в неведении относительно вранья Блейза. Впрочем, тогда удар был бы серьезнее, ведь юноша мог сильнее привязаться к беззаботному соседу, и предательство окончательно бы его подавило. Подумав о подобной возможности, молодой Малфой вздрогнул и поежился. Парень беспомощно обнял себя за плечи, ощущая, что тонкая хлопчатобумажная рубашка никак не спасает от холода помещения, и подумал, что сейчас не отказался бы от виски или на худой конец сигарет... На последнем Драко себя оборвал - приобретенный недавно опыт принятия организмом табачных изделий четко ассоциировался с Блейзом, а думать о Забини не хотелось. Юноша поднялся со скамейки и принялся бродить по выложенному зеленой плиткой краю бассейна в попытке хоть как-то согреться.
Было больно и, как ни глупо, но обидно за не сложившиеся отношения с Забини. Молодой Малфой долго не верил в возможность появления рядом с собой настоящего друга, а когда поверил, остался в дураках. А Блейз ведь интересный, понимающий, действительно поддерживающий в трудную минуту. И Драко, пусть не признаваясь себе, цеплялся за возможность быть рядом с этим человекам, а теперь ничего не осталось, только черная дыра там, где у всех людей душа, и боль, накрывшая с головой.

URL
2008-12-22 в 19:35 

snaco_club
Завтра, а может, и сегодня он покинет колледж, и не будет больше здешних одноклассников, уроков экономической теории и попыток разгадать пристальные взгляды директора, не надо будет готовить дурацкий доклад по философии и выбирать научного руководителя… Больше не будет ничего. Впрочем, нет - юноша невесело усмехнулся - отец кажется обещал сплавить его в другое учебное заведение, работающее по принципу концлагеря. Похоже, Люциус решил сжить сына со свету и ради чего? Оценки - лишь повод, не до такой уж степени они снизились, а покрашенные волосы разозлили отца скорее тем, что замаскировали юношу и позволили узнать правду. Нет! Дело было в том, что, ожидая страданий и смирения, старший Малфой к удивлению обнаружил, что сын не поставил крест ни на себе, ни на своей половой жизни.
Закусив нижнюю губу, парень сменил направление на противоположное и продолжил свое кружение по периметру бассейна, созерцая практически ровную голубую гладь воды.
Внезапно в голову пришла идея утопиться, и от этого сделалось не по себе. Как бы все обернулось, если бы вернувшийся от директора Люциус не нашел сына в комнате, а где-нибудь через два часа обнаружил его холодный труп, безвольно плавающий в воде? Стал бы он злиться как прежде или же кинулся бы обнимать бездыханное тело юноши, не веря в происходящее? В очередной раз хлюпнув носом, парень посмеялся сам над собой. Уж скорее отец равнодушно назвал бы Драко трусом и, позвонив любовнику, сообщил бы, что сын больше не помеха. Не дождутся, - зло подумал молодой человек, да и оборвать цепь печальных событий своей кончиной он был не готов в любом случае. Было элементарно страшно и каким бы ужасным не казалось его сегодняшнее положение, неизвестность, следующая за гибелью, ассоциировалась лишь с еще большей пустотой, испытать которую раньше, чем положено, не хотелось.
Драко вновь взглянул на воду, рассматривая свое отражение. Было уже темно и все, что удалось разглядеть даже после того, как парень присел на корточки, это черное пятно волос и бледную кожу. Впрочем, юноша и так довольно четко представлял свою внешность: припухшие от слез веки, красные глаза, да и нос, наверное, приобрел розовый оттенок. Картина не радовала и, тяжело вздохнув, парень решил взять себя в руки и переждать здесь пока не пройдут следы недавнего всплеска эмоций. Наклонившись над водой, молодой Малфой опустил в нее руку, пытаясь через холод успокоить душу. Но тут произошло непредвиденное: рядом раздался четкий низкий голос, эхом, разнесшийся по помещению:
- Драко, как вы здесь оказались?
Ответить юноша ничего не успел, как и подтвердить свои догадки на счет задавшего вопрос, поскольку пока оборачивался, поскользнулся и свалился в воду, расплескав ее за пределы бассейна.

URL
2008-12-22 в 19:36 

snaco_club
Глава 11

- Мистер Снейп, - Люциус второй раз за сегодня заходил в директорский кабинет, несмотря на то, что собирался уехать сразу после посещения комнаты сына.
- Мистер Малфой? - профессор экономической теории, выглядевший как всегда вежливо-равнодушным, предложил жестом мужчине присесть в одно из кожаных кресел, - чем могу быть полезен? У Вас есть еще какие-то вопросы касательно учебы сына?
- Я хотел сообщить, что мне, видимо, придется забрать Драко из вашего колледжа, - сообщил блондин, когда директор сел напротив.
- Разумеется, - директор не выявил и малейшего удивления, - семейные торжества?
- Боюсь, вы не поняли, - ласково ответил Люциус, - мой сын покинет колледж совсем. Я пришел забрать его документы.
- Вот как? - Снейп удивленно заломил бровь и, сцепив в замок кисти рук, сухо спросил. - Могу я осведомиться о причинах подобного решения? В колледже вас что-то не устраивает?
- Да, - холодно ответил аристократ, вызвав внимательный, но недобрый взгляд собеседника, - главным образом, поведение моего сына и невозможность его контролировать в связи с недостаточно суровыми правилами Вашего учебного заведения. Я собираюсь отправить Драко туда, где его научат настоящей дисциплине и порядку.
Директор усмехнулся, причем создавалось впечатление, что веселье не напускное.
- Мистер Малфой, решение, разумеется, исключительно за вами, но вы не думали, что в шестнадцать лет молодой человек уже является вполне самостоятельной личностью и не нуждается в пристальном контроле? И тем более он не нуждается в армейском режиме.
Люциус скривил губы в подобии улыбки, способной убедить кого угодно, что он не доволен насмешками над своими мотивами.
- Мне лучше знать, что хорошо для моего сына, директор, - в голосе сероглазого мужчина послышались стальные нотки.
- Разумеется, - невыразительно отозвался его собеседник, после чего поднялся с кресла и, отойдя к окну замер, созерцая темнеющее небо. На секунду Малфою показалось, что Снейп и вовсе о нем забыл, но тот резко развернулся к мужчине лицом и зло произнес:
- Люциус, ты, как вижу, все такой же.
Длинноволосый блондин, хмыкнув, улыбнулся.
- Кое-что никогда не меняется. Я знал, что ты не удержишься и перейдешь к фамильярной манере общения, Северус.
- Лучше бы ты больше знал о своем сыне, - холодно отозвался профессор. – Ты пропадаешь из его жизни на целый месяц, а сейчас врываешься в нее и пытаешься установить свои бессмысленные правила. Ты ведь ни разу не позвонил ему. Ты даже мне не позвонил, чтобы узнать, как он, и нет ли у него проблем!
- Откуда ты знаешь, что я ему не звонил? – прищурил глаза Люциус.
- А разве звонил? – довольно нагло хмыкнул директор и посмотрел блондину в глаза. – У него ведь нет мобильного телефона, и я точно знаю, что телефоном секретаря Драко не пользовался.
- На что ты намекаешь? – появившееся расположение пропало из голоса аристократа.
- На то, что твой сын только начал привыкать к новому окружению, а теперь ему надо все бросить и отправиться в новое учебное заведение только потому, что тебе что-то там померещилось. Ты оставил его совсем одного, сам подталкивал его к этой самостоятельности, а теперь хочешь, чтобы все опять было по-прежнему?
- Северус, ты забываешься! - Малфой гневно поднялся на ноги, не спуская глаз с оппонента. - С чего вдруг ты приписываешь себе большие, чем у меня знания относительно моего сына? Ты даже не представляешь, что я видел… - Люциус оборвал речь, гордо задрав подбородок и поправив шелковые локоны. - В любом случае, это не твое дело. Я не желаю, чтобы Драко здесь оставался, и он не останется.
- Мальчик - не твоя игрушка, - не обращая внимания на доводы аристократа, продолжил Снейп, - для проявлений своего самодурства используй невесту. Как, кстати, его зовут? - задавая этот вопрос, профессор сделал ударение на пол любовника Люциуса, чем вызвал очередной гневный прищур.
- Я не собираюсь продолжать этот разговор, - спрятав все эмоции, произнес аристократ, - ты не сможешь держать здесь Драко без моей на то воли.
- Разумеется, ты не собираешься продолжать, Люциус, - вновь проигнорировав аргументы белокурого мужчины, ответил Северус со злорадной усмешкой, - боишься, что я докажу твою неправоту?
- Мне не нужны твои доказательства, - в яростном взгляде Малфоя читалось предупреждение, - в конце концов, у меня может не быть причин вовсе, я не обязан перед тобой отчитываться!
- Не обязан, - подтвердил директор, - но ты должен быть для сына отцом, а не бездушным тираном.
- Я никому ничего не должен, - гневно прошипел в лицо Снейпу Люциус, - тем более тебе. Кто ты такой, чтоб диктовать мне как себя вести?

URL
2008-12-22 в 19:36 

snaco_club
- Всего лишь школьный друг, - лицо Северуса исказила гримаса отвращения, - если тебе знакомы подобные градации.
Малфой растекся в отвратительной по своей сладости улыбке.
- Ну конечно, Северус я помню нашу с тобой тесную…дружбу, - это мужчина прошептал заметно напрягшемуся Снейпу в лицо, - вот только то, что мой сын нашел себе друга, - последнее слово аристократ ядовито выделил голосом, - здесь, меня совершенно не устраивает. Он должен прежде всего учиться, а не отвлекаться на всякую ерунду. Что до тирании, - Люциус покровительственно взглянул на собеседника, - ты никогда не слышал как о тебе отзываются в профессиональных кругах?
Мужчин разделяло расстояние не больше шага, что, судя по всему, заставляло директора нервничать, но позиции не собирался сдавать ни один из них.
- Строгость на занятиях необходима для лучшего усвоения материала, - спокойно произнес Северус. - Это дисциплинирует, а если ты хотел особых условий для сына, мог бы заранее уведомить и меня, и его. Тогда, вероятность возникновения подобной ситуации сводилась бы к нулю, а в случае ее все-таки наступления в том не было бы твоей вины. Сейчас же твои действия - это элементарное превышение полномочий. Люциус, ты просто пользуешься своим положением главы дома. Подобное поведение не приведет ни к чему хорошему.
- Никак не возьму в толк, не подскажешь, - с напускной лаской в голосе спросил Малфой, изображая на лице легкое непонимание, - с чего ты взял, что Драко не знал о моих требованиях?
- С того, что я наблюдал за ним, - Снейп пожал плечами, всем видом показывая, что собеседник спрашивает элементарные вещи. - Не сразу, но мальчик здесь освоился, и, смею предположить, ему даже понравилось в этом колледже, поэтому он не стал бы специально привлекать к себе твое внимание подобным образом, хотя и имел на это полное право, - Люциус надменно взглянул на директора, желая вновь указать на несоблюдение тем границ допустимого вмешательства в чужую жизнь, но Северус предпочел этого не заметить и, ответно лицемерно усмехнувшись, продолжил:
- Что до мистера Забини - полагаю, что это его соседство вызвало твой гнев, - то этот юноша вовсе не плох, а, напротив, искренен в своих чувствах и желаниях…
- Даже не буду спрашивать, откуда такая осведомленность на его счет, - колко отозвался Малфой.
- Учитывая мое положение директора колледжа, этот вопрос действительно был бы неуместен, - кисло улыбнувшись, ответил мужчина. - В любом случае, эта часть жизни твоего сына меня не касается…
- Наконец-то ты это признал.
- …ровно так же, как и тебя, - закончил Северус.
Люциус не успел ответить ему, так как услышал знакомую мелодию мобильного телефона. Досадливо поджав губы, мужчина отвернулся от собеседника и, сменив тон на совершенно противоположный тому, в котором общался с директором, мягко произнес:
- Да, Гарри? - Снейп при этом скривился так, будто съел гусеницу. - Извини, я сейчас немного занят… Нет, просто говорю с директором… Я перезвоню.
Убрав трубку, сероглазый мужчина обернулся к выжидающе смотрящему на него, профессору экономической теории. Как ни пытался Люциус скрыть эмоции, от Снейпа не ускользнул тот факт, что телефонный разговор отвлек и заметно смягчил белокурого аристократа. Кем бы ни был этот Гарри, Северус его мысленно поблагодарил и одновременно восхитился тем, какую реакцию он вызывает у школьного друга.
- Итак, - буднично произнес Люциус, - чего в конечном счете ты добиваешься? Чтобы я позволил Драко продолжить учебу в твоем колледже?
- Только чтобы ты дал ему шанс доказать, что он может соответствовать твоим требованиям. Со своей стороны могу обещать тотальный контроль за действиями молодого Малфоя и факс с его оценками каждую пятницу.
Кажется, подобное предложение по-настоящему заинтересовало аристократа, поскольку он без прежней неприязни и иронии оценивающе взглянул на Северуса, будто сканируя его на правдивость или наличие подвоха в словах.
- Что ж, - после недолгого раздумья медленно протянул длинноволосый блондин, - возможно, что в сложившейся ситуации я могу дать сыну шанс исправиться, но только один. Драко не из тех, кому можно многое позволять, и я намерен быть с ним строг. Того же жду и от тебя.
- За это можешь не опасаться, - Снейп незаметно вздохнул с облегчением. - Как ты и сам обратил внимание, даже моя репутация не вселяет в учеников надежды на поблажки.
- Но после нашей беседы я начинаю думать, что ты далеко не так ужасен, как твоя репутация, - губы блондина изогнулись в намеке на улыбку, - Интересно, с каких пор ты стал правдолюбом? Уж не болен ли?
- Чувство справедливости было мне свойственно всегда, - серьезно произнес Снейп, но, не выдержав насмешливого взгляда старого друга, ухмыльнулся. - Впрочем, можешь не переживать: оно проявляется только тогда, когда затронуты мои ученики или колледж.
Подойдя к своему столу, директор вновь серьезно взглянул на Люциуса.
- Коль скоро мы пришли к согласию, я скажу секретарю, чтобы Драко вызвали сюда.
- Не стоит, - произнося это, Малфой не без удовольствия отметил напряжение во взгляде Северуса и специально сделал небольшую паузу, наслаждаясь обращенным к нему вниманием, - я хочу пройтись до общежития.
Директор удивленно поднял бровь, но ничего не сказал, выйдя из кабинета вместе с другом. Вплоть до того, как мужчины покинули здание, они шли молча. Тишину нарушил Малфой:
- Хорошо ли ты знаешь этого Забини? - поинтересовался он, глядя на чуть заметные на темнеющем небе звезды. Снейп бросил на аристократа короткий изучающий взгляд, после чего неопределенно ответил:
- Достаточно, чтобы утверждать, что общение с ним не принесет твоему сыну вреда. Блейз Забини умен, интересен в беседах и верен тому, кто ему дорог.
- Ты столько знаешь о нем, - многозначительно протянул Люциус, - но ты опустил, что он еще и крайне привлекателен, - как бы невзначай отметил он.
- Да, он очень красив, - с почти искренним равнодушием подтвердил Северус, - но это не существенно.
Малфой поднял брови и скривил губы, показывая, что не совсем согласен с данным утверждением, но ничего не ответил.

Снова захватившее спутников молчание не нарушалось уже ни одним из них до тех пор, пока, дойдя до очередной развилки, Снейп не остановился:
- Если ты не возражаешь, я не стану провожать тебя до общежития. Мне нужно проверить, как идут дела с ремонтом в бассейне и спортивном зале.
- Я не против, – пожал плечами блондин.
- И, если тебя это не затруднит, передай Драко, чтобы после вашего разговора он заглянул ко мне в кабинет.
Мужчина согласно кивнул, и директор простился с аристократом, направившись решать свои дела и предоставив Люциусу разбираться со своими лично.

URL
2008-12-22 в 19:37 

snaco_club
Глава 12

Ощущение заливающейся в рот и в нос хлорированной воды было не из приятных. Всплыв на поверхность, юноша, кашляя, ничего не видя из-за полумрака и залепивших глаза черных как смоль волос, беспомощно бултыхался в бассейне, пока чьи-то сильные руки не притянули его за шиворот к краю, помогая вылезти на выложенный плиткой пол. Выбравшись из воды, Драко снова зашелся кашлем и только немного успокоившись через пару минут обнаружил, что на его плечах все еще лежат руки недавно появившегося мужчины. Медленно, весь трясясь от мгновенно прочувствованного в тройном объеме из-за промокшей одежды холода, молодой человек поднял голову. Напротив него, пристально изучая находку, сидел на коленях директор колледжа. Не зная, что сказать, парень хлюпнул носом.
- М..мистер Снейп, - зубы стучали и голос не слушался. Даже удивительно, подумал Драко, как мало надо провести времени в воде, чтоб промокнуть и окоченеть. Мужчина не произнес ни звука в ответ, а лишь молча поднялся на ноги, продолжая держать юношу за плечи, вынуждая тем последовать своему примеру. Но тело не слушалось молодого Малфоя, а ноги затекли за проведенные в неудобной позе минуты, и профессор, взяв его на руки, отнес до раздевалки, где усадил на лавку.
Драко лениво оглядывался по сторонам (поскольку падение в воду было неожиданным, парень успел порядком наглотаться хлорированной жидкости), не особо соображая, что творится вокруг. Юноше, начало казаться, что происходящее - сон, что он утонул, а все остальное, лишь его предсмертный бред. Но тогда, возникал вопрос - почему в последние мгновения ему привиделся не Люциус или Блейз, а Снейп, да еще в раздевалке – месте примечательном разве что посещением в качестве окружения пары эротических снов юноши, и то далеко не в компании директора? Впрочем, когда все такой же молчаливый мужчина, склонившись над Драко, принявшись освобождать его от рубашки, а затем начал расстегивать многочисленные пуговицы своего сюртука, парень забросил всякие мысли о странном выборе любовника в предсмертных фантазиях лишь порадовавшись, что видит не кошмар.
Мокрая рубашка с чавкающим хлопком упала на скамейку и молодой Малфой, предвкушая прикосновение, закрыл глаза, надеясь на то, что если это его сон, то все пойдет по его правилам. Во всем теле была какая-то легкость, а ощущение недавно испытанного холода испарились, будто мужчина перенес юношу в другую реальность, впрочем, так оно, наверное, и было. Сейчас, по сценарию юноши, Северус – казалось как-то глупо называть его по фамилии в такой обстановке - должен был коснуться груди Драко, плавно проведя рукой вниз живота. Но, видимо, у феи, отвечающей за предсмертные сновидения, было плохо с наводкой, поскольку директор обнял юношу за плечи и, отодвинул от стены, на которую тот оперся. Обиженный на то, что все приходится делать самому, юноша страдальчески проныл и двинулся навстречу профессору, пытаясь заключить его в объятья.
- Драко, что с тобой? – волнение в голосе мужчины было совершенно ему не свойственно, но юноша решил не ждать многого от бредового видения. В секунду, подбородок молодого человека был подхвачен длинными немного прохладными пальцами, а лба коснулись тонкие губы Северуса. Довольный близостью тела партнера, парень блаженно потерся щекой о шею профессора, и легко поцеловал мокрую от своих волос кожу (и почему они не могли просохнуть – мелькнуло в голове Малфоя).
Любовник вздрогнул и отстранился, пораженно глядя на молодого человека и тут Драко начал понимать все: он вовсе не умер, происходящее вполне реально, а укутывающий его плечи пиджак Снейпа свидетельствовал о желании профессора не соблазнить, а согреть пловца поневоле. Ужас от осознания ситуации в которой оказался, заставил юношу побледнеть, но мужчина к счастью уже пришел в себя и, не придавая значения случившемуся секундой раньше, с выражением крайней озабоченности произнес:
- Драко, если вы сейчас же не согреетесь, то точно подхватите воспаление легких. Надо принять душ и переодеться во что-то сухое. Где ваш шкафчик с одеждой?
Пару раз хлопнув ресницами, но все же вникнув в смысл сказанного, юноша указал на дверцу, за которой лежала его спортивная форма. Мужчина спокойно отвернулся от ученика и вышел из комнаты, вернувшись с небольшим молотком в руках. Один удар и замок на шкафчике слетел, жалобно звякнув об пол. Драко, начинающий медленно приходить в себя, переваривая все сказанное, успел только удивленно моргнуть, как тут же был поставлен на ноги, после чего получил свою форму и под присмотром директора отправился в душ.
Струи горячей воды обжигали холодную кожу, заставляя юношу растирать все тело, чтоб дать привыкнуть к, казалось, огненной воде. Постепенно, молодой Малфой начал приходить в себя и замечать и синеватый оттенок замерзшей кожи и все еще пробирающую мелкую дрожь, и стекающие по телу струи вымываемой черной краски. Драко решил даже не представлять, что за серое нечто сейчас будет у него на голове, поскольку надеяться на то, что все смоется без шампуня и за один раз было довольно наивно. В любом случае, от темного цвета волос парень решил избавиться как от кошмарного сна и твердо уверился в желании стоять под душем по возвращении в комнату, пока черная гадость не сойдет целиком…Впрочем, оборвал себя юноша, вряд ли отец даст время отмокать в ванной, подгоняя в сборе вещей.
Интересно, - подумал парень, - директор уже знает обо всем, или Люциус не застал его в кабинете, поскольку тот ушел к зданию бассейна? Хотя, это не имело особого значения, поскольку отец не изменит свое решение за столь короткий срок, и уведомление директора об уходе одного из учеников было бы лишь отсрочено. Да и времени с момента, когда белокурый мужчина покинул некогда их с Блейзом совместную комнату прошло достаточно, чтобы успеть поговорить со Снейпом и позволить ему идти по своим делам. Видимо по этому профессор и не стал ругаться на Малфоя и расспрашивать – документы забраны и дальнейшие поступки юноши касаются только его родственников, точнее единственного родственника.
Захваченный подобными мыслями, Драко измученно вздохнул, и обреченно опустил голову, мечтая никогда не покидать своего временного теплого пристанища. Он уже успел согреться и теперь просто бесцельно смотрел на черные из-за пенки струи воды.
- Лучше бы я умер, - скорее пробуя слова на вкус, нежели серьезно убедившись в подобной мысли, тихо прошептал юноша.
В тот же миг раздался стук в дверь.
- Драко, все в порядке? – судя по напряжению в голосе, директор расценил долгое пребывание юноши в душе как недобрый знак, предположив, что ему плохо, он потерял сознание или что-то подобное. Не особенно желая выходить, но понимая, что сделать это надо пока не выросли жабры, молодой Малфой слабо откликнулся «Да, все хорошо, сэр» и, выключив воду, поплелся за одеждой.
Через пару минул, Драко в спортивной форме и отданном мужчиной пиджаке стоял напротив директора и не знал, что сказать.
- Спасибо за помощь, сэр, - первое, что пришло в голову, но надо же было поблагодарить профессора за проявленное участие.
- Не стоит, - сухо отозвался Снейп, - не вижу смысла в ведении дальнейших бесед здесь и предлагаю перейти в мой кабинет, тем более я все равно хотел с вами поговорить.
Недоумевая о чем теперь можно говорить, ведь мужчина должен был все обсудить с Люциусом, Драко направился следом за директором.
А уже на выходе юношу посетила мысль, как быть с ключом. Ведь директор не может не осведомиться о способе проникновения одного из учеников на закрытую территорию, а рассказать – значит предать. С одной стороны, такой поступок был бы довольно мелочным, но с другой, Блейз ведь заслуживал мести и расскажи молодой Малфой профессору правду, Забини все равно досталось бы куда меньше, чем тому, кого он предал. Но директор не дал юноше придти к какому-либо решению, резко обернувшись и попросив:
- Будьте любезны, дайте мне ваш ключ, Драко, - голос у мужчины был очень будничным будто подобные вещи выдавались каждому учащемуся. Молодой человек, стараясь тоже выглядеть равнодушно, подчинился, вложив в руку Снейпа маленький металлический предмет, успев отметить красоту и изящество его кисти.
Заперев дверь, мужчина взглянул на ключ и, усмехнувшись, сказал:
- А я ненароком решил, будто мистер Забини сделал копию. Приятно видеть, что он по-прежнему держит слово.
И Снейп протянул ключ окончательно ошарашенному Малфою. Ничего себе колледж! - мелькнуло в голове парня – тут, что на все глаза закрывают?
- Вы знали про ключ? – все, что смог выдавить из себя Драко.
- Разумеется, - усмехнулся директор, - в нашем колледже довольно строгие правила, следовать которым обязаны как ученики, так и учителя, но среди них попадаются довольно гибкие.

URL
2008-12-22 в 19:37 

snaco_club
Юноша только хлопал глазами и вторично задумался не является ли происходящее его предсмертным бредом. Мистер Снейп – директор колледжа, показывающий свою осведомленность относительно обхода установленных правил и несущий полную чушь о «гибкости» (тут парень подумал, что гормоны – вещь отвратительная, поскольку даже это слово было наделено для него пошлым контекстом) некоторых здешних субъектов совершенно не укладывался в голове.
Больше директор ничего не сказал, да и юноша не стремился начать беседу и вплоть до того как двое дошли до административного корпуса, они не обмолвились ни словом. Пройдя в кабинет Снейпа через коридор, парень сел в указанное ему кресло и терпеливо дожидался профессора пока он выходил к секретарю.
- Итак, мистер Малфой, - начал севший напротив юноши по возвращении от Роберта директор, - я хотел вам сообщить о том, что с сегодняшнего дня контроль за вашей успеваемостью будет наистрожайшим…
- Сэр, боюсь, что в вашей речи отпала надобность, - с печальной улыбкой перебил мужчину Драко, - мой отец собирается забрать меня из колледжа. Он как раз хотел придти к вам за документами, но как вижу не попал.
- Отнюдь, - хмыкнул профессор, - ваш отец здесь был и пришел к выводу, что погорячился, - парень неверяще уставился на директора, совершенно не понимая, почему смерть до сих пор не забрала его, продолжая играть с воображением. То, о чем говорил мужчина, просто не могло существовать: Люциус признающий свою чрезмерную резкость в общении – это тоже самое, что профессор Уильямс заявляющий, что философия – бездарная наука.
- Однако, - не обращая внимание на замешательство собеседника, продолжал Снейп, - мистер Малфой старший пожелал чтобы каждую неделю ему поступал факс с вашей успеваемостью. В том случае, если в ваших оценках по меньшей мере будет преобладание «выше ожидаемого» над «превосходно», вам действительно придется оставить колледж.
В этот момент дверь открылась и в комнату вошел секретарь, принесший чай.
Роберт не особо скрывая удивление разглядывал юношу пока подавал ему чашку. К счастью процедура эта заняла не много времени, иначе Драко точно не удержался бы от язвительного комментария по поводу воспитанности персонала. Тем не менее голос рассудка скромно напомнил, что секретаря тоже можно понять – сидящий в кабинете директора в спортивной форме и пиджаке Снейпа, с влажными волосами и припухшими веками, юноша выглядел необычно.
Дождавшись, пока молодой мужчина покинет кабинет, парень снова взглянул на директора в ожидании продолжения. Тот молча и без всякого выражения на лице смотрел на пламя огня в камине. Не зная, как привлечь внимание (не одергивать же мужчину за рукав) Малфой отвлекся на чай, сделав пару глотков согревающего ароматного напитка и только потом заметил, что Снейп уже оставил созерцание языков пламени и с тем же равнодушным выражением наблюдает за посетителем. Драко ожидал возобновления разговора, но мужчина продолжал молчать, так что парень даже почувствовал себя неудобно. В конце концов, решив, что слово предоставляется ему, юноша неуверенно произнес:
- Благодарю вас, сэр, я все понял, - судя потому как директор на секунду скривился, это было не то, что он хотел услышать. Драко попробовал еще раз:
- Я буду стараться…
- Разумеется, - немного устало, немного раздраженно ответил профессор экономической теории, - но это вы скажете не мне, а отцу. Ваши оценки, помимо вас нужны ему, но не мне, - мужчина замялся, будто подбирая слова, или не решаясь сказать что-то, - Не думаю, что у вас возникнут трудности. Вы умны и со всем справитесь.
Драко показалось, что это были не те слова, которые хотел сказать директор, но он все же тактично кивнул в ответ. Может это придало мужчине решительности.
- Не переживайте… - только и успел сказать Снейп прежде чем дверь отворилась и хотя Драко сидел к ней спиной, он точно знал, что вошедший – Люциус.

URL
2008-12-22 в 19:42 

snaco_club
Глава 13

Вошедший мужчина молча направился вглубь комнаты и только после этого заметил сидящего в одном из кресел сына.
- Так значит Драко здесь, - раздраженно констатировал он. - Что у тебя за вид?
Как оправдаться перед отцом за мокрые волосы, которые теперь взялись красить все, с чем соприкасаются, включая кожу юноши, спортивный костюм и пиджак директора парень не знал, поэтому предпочел молчать, строя из себя пленного на допросе.
- Мы с молодым мистером Малфоем встретились около здания бассейна, и я попросил его подождать, пока осмотрю как продвигается ремонт, - ответил вместо Драко профессор. - Но потом произошел неприятный несчастный случай, в ходе которого юноша упал в воду. Мой кабинет был ближе к названному помещению, чем общежитие, и я решил придти сюда, чтобы дать молодому человеку просохнуть.
Люциус, уже усевшийся на предложенный для того диван, с интересом смотрел то на одного, то на второго собеседника.
- Значит, ты упал в воду? - вкрадчивые нотки, появившиеся в голосе блондина свидетельствовали, что он либо не верит, либо подозревает в случившемся злой умысел. - Драко, ты разучился смотреть под ноги? Может быть, нам стоит обратиться к окулисту?
Юноша понял, что душу вновь наполняет гнев: на Гарри, на Блейза, но в большей степени на отца. Видимо, он решил, что избавив сына от переезда в другое учебное заведение, сможет заткнуть ему рот, а сам издеваться как хочет? Возможно, когда-то такая политика сработала бы, но не теперь. Драко даже не просил оставить его в колледже - это решение, как и ранее противоположное, принял сам Люциус, поэтому даже упреки, что парень получил, что хотел, были бы не верны.
И все-таки юноша смолчал, вызвав довольную полуулыбку отца, после чего старший Малфой обратился к директору, или тот начал говорить - Драко не слушал. В ушах стоял только звук биения собственного сердца, а перед глазами был лишь холодный, ненавистный в эту секунду образ родителя. Люциус только что его унизил, заставив молча глотать обиду, и это уже было нестерпимо. "Так почему же ты ничего не скажешь?" - спросил внутренний голос - казалось бы, чего проще: встрять в разговор, нахамить, как полчаса назад в общежитии, и надеяться на то, что справедливость восторжествует? Но вот именно последний факт стеснял движение губ - в справедливость Драко никогда не верил, а события прошедшего лета его в этом окончательно убедили. К тому же выступать с пламенными обличительными речами, не посмотрев на то, где и в чьей компании находишься, мог только вспыльчивый глупец, умный же человек запоминал обидчика и отвечал в подходящее для того время. И тут Драко совершенно отчетливо понял, чего хочет - мести! Вот ради чего стоило сейчас прикинуться смирившимся, покорным сыном: усыпить бдительность, чтобы потом нанести удар ничего не ожидающему, расслабившемуся врагу. Да за одно то, что отец мог решить, будто Драко смирится со сложившейся ситуацией, ему следовало бы нанести равноценную обиду. Как можно было сначала унизить собственное дитя подлой его подменой каким-то очередным оборванцем! Нет, не так! Сначала надо было притащить в дом вроде бы очередную шлюху, из тех многочисленных, что вечно откапывал Люциус в попытке заменить в своей постели того, овладеть кем не мог себе позволить - своего сына. Драко никогда не возражал против такого расклада. В конечном счете он пользовался мальчиками Люциуса в равной степени (возможно, отец даже был в курсе). Но этот последний был другим. И юноша никак не мог понять, что раздражало больше: то, что мальчишка оказался действительно ничего не сведущим девственником, искренне влюбившимся в старшего Малфоя, то что сам Драко получил решительный отказ или то, что отец выгнал его всего лишь за попытку взять то, что ранее ему всегда позволяли брать. Зажмурившись, блондин подумал, что жалеет, что не изнасиловал Гарри, когда была возможность. Дело было вовсе не в том, что парень был настолько привлекательным, подталкивало скорее желание навредить идиллии отца, испортить его заветную игрушку, разорвать в клочья тонкую нить доверия вечно растрепанного несуразного подростка к своему новоиспеченному господину. Да, сейчас Драко со всей определенностью мог сказать, что только месть погасит то пламя, что горело внутри него. И эта месть будет сладкой. Он не позволит этим голубкам уединиться и утопать в блаженстве, пока сам прозябает неизвестно где, окруженный предателями. Кстати, о них: Блейз тоже не останется в стороне - молодой Малфой решил, что устроит ему сладкую жизнь. Можно, например, позвонить Дэвиду и рассказать про свой с Забини роман, впрочем, детали мести он еще успеет продумать. Прежде всего отец и так ловко скрывшийся из виду Гарри. Люциус напрасно решил, что отослав сына подальше от дома, сможет так легко о нем забыть. Нет уж! Молодой Малфой пока не придумал, как отомстить, но точно решил, что не остановится ни перед чем, даже если придется устроить скандал, но уж такой, чтобы заставить отца почувствовать боль, испытанную некогда юношей, а там хоть трава не расти.
-… но запомни, - холодно продолжал тем временем Люциус, и юноша понял, что практически целиком пропустил обращенную к себе речь отца, - еще одна провинность или плохая оценка - и мистер Снейп отошлет мне твои документы. А ты сам отправишься в закрытую школу в Швейцарии, – мужчина приблизился к Драко и, склонившись над ним, тихо проговорил, - и там-то уж точно не будет ни мальчиков, готовых скрасить твое одиночество, ни директора, потакающего твоим капризам.
Драко молча кивнул, стараясь изобразить проигравшего. То, что он пропустил тираду старшего Малфоя юношу ничуть не расстроило: основное уже объяснил директор, а детали, призванные отбить всякое желание нарушать установленные правила можно было и опустить. - Что касается твоего соседа… - тут уж Драко не удержался и с вызовом взглянул на отца, показывая, что и сам может на счет упомянутого юноши кое-что порассказать. На секунду Люциус прервал речь и в его замораживающих своей жестокостью глазах сын отчетливо мог прочесть предостережение от опрометчивых высказываний. Пришлось смягчить взгляд, предоставляя родителю продолжать свою речь.
-… то я ничего не имею против того, чтоб ты и дальше делил с ним комнату, но только в том случае, если это не помешает твоей учебе. Кроме того, я искренне надеюсь, - вежливое обращение у старшего Малфоя удивительным образом сочеталось приказным тоном, - что ваша дружба не будет бросаться в глаза ни остальным ученикам, ни тем более профессорам.
Подумав, что теперь ни о какой дружбе речи и не идет, Драко молча кивнул. На секунду парень удивился, что отец решил обсуждать столь личные вопросы в присутствии профессора, но потом в голову пришла разумная мысль о том, что Снейп наверное уже услышал о причинах, якобы заставивших Люциуса забрать сына из колледжа, и теперь был все равно относительно в курсе происходящего.
Дверь снова открылась перед Робертом, несущим новую порцию чая, теперь уже с тремя чашками. Пока приборы раздавались всем присутствующим, мужчины и юноша хранили молчание, вследствие чего в кабинете воцарилась напряженная тишина. Секретарь, явно не желавший задерживаться здесь дольше необходимого, действовал довольно проворно, но передача чашки Люциусу была прервана телефонным звонком. Драко очень хотел ошибаться в том, кто мог звонить отцу в довольно поздний для дел час, но лишь взглянув на секундную перемену в лице Люциуса, понял что это Гарри. Сжав челюсть так, что зубы скрипели, парень принялся буравить взглядом белокурого мужчину, который уже поднялся с дивана и тихо, но с заметным раздражением произнес:
- Да? Я не могу сейчас говорить.
Голоса любовника отца почти не было слышно, но от испуганного тона, сменившегося потом на жалостливый, молодой Малфой начал опасаться за нестабильность положения содержимого своего желудка. Юноша так и видел перед собой Гарри, наивно распахнувшего зеленые глаза и озабоченно интересующегося, все ли в порядке с его любимым Люциусом. Не выдержав, парень отвернулся и обнаружил, что директор тоже, видимо, испытывает к открывшейся картине противоречивые чувства: на его лице, с первого взгляда ничего не выражающем, мелькали то заинтересованность, то веселье, то раздражение.
Быстро закончив разговор каким-то неопределенным и очень мягким "Хорошо" (на что там отец согласился, Драко уже просто предпочел не думать, поскольку в голову на этой почве ничего ниже рейтинга "до восемнадцати" не лезло), Люциус вернулся на диван, взяв предложенный чай, после чего Роберт удалился, как показалось, очень этим фактом довольный.
- Думаю, это все - ровно произнес старший Малфой, когда дверь за секретарем захлопнулась, - если что-то будет не так, звони мне.

URL
2008-12-22 в 19:43 

snaco_club
Если бы в этот момент взгляд отца не был направлен на Драко, юноша бы вполне мог засомневаться кому адресовались эти слова: ему или директору.
Отец тем временем поднялся с дивана и, сухо попрощавшись, направился к двери, но затем обернулся и добавил, обращаясь к сыну:
- Время игр закончилось, Драко. Пора принимать реальность и начинать соответствовать благородству своей фамилии.
Не удержавшись, молодой человек еле слышно хмыкнул. Благородство, как и великодушие, явно не входило в набор семейных ценностей Малфоев. Впрочем, мужчина полагал сегодняшние свои поступки за великую милость. Тут молодому человеку стало интересно, какого ответного "благородного" поступка ждал от него отец? Того, что юноша подчинится его воле и будет прилежно учиться, пока Люциус развлекается со своим любовником? Нет, - подумал Драко, - если так, то лучше уж быть подлым и мелочным.
Люциус уже успел снова проститься с директором и, развернувшись, направиться к двери, на этот раз не оборачиваясь и не глядя на сына. Дверь захлопнулась, а молодой человек не почувствовал ничего кроме усталости - этот вечер вымотал его окончательно, но в то же время расслабиться он себе позволить не мог, даже отложив план мести на завтра - впереди был разговор с Блейзом, а этот субъект вызывал крайне противоречивые чувства. Помимо гнева и жажды мести очень хотелось перемирия, но позволить его себе Драко не мог. Что сказать соседу парень не знал, точно понимал, что выяснение отношений неизбежно, а значит и откладывать его не стоит.
Размышляя над ситуацией и становясь от этого мрачнее тучи, юноша все же поднялся из кресла.
- Сэр, могу я идти? - обратился он к мужчине напротив.
Тот оценивающе взглянул на ученика и неопределенно поведя бровью ответил:
- Извольте, я все сказал.
Драко повернулся к выходу, но только потом вспомнил, что до сих пор одет в пиджак директора и, вернувшись, принялся расстегивать многочисленные черные пуговицы.
- Оставьте, мистер Малфой, - профессор так и не поднявшийся из кресла, устало потирал переносицу, - иначе точно простудитесь. Я бы даже посоветовал вам посидеть здесь, пока голова не высохнет. Могу попросить Роберта приготовить еще чая.
Перспектива посидеть в уютном кресле с чашкой горячего ароматного напитка была достаточно заманчивой, но надо было решить вопрос с соседом пока окончательно не лишился сил и Драко предпочел отказаться:
- Благодарю вас, сэр, но мне хотелось бы пойти в общежитие.
- Как знаете, - равнодушно произнес мужчина, пожимая плечами, и юноша вышел вон.

URL
2008-12-22 в 19:48 

snaco_club
Глава 14

Драко стоял под дверью собственной комнаты, но не решался войти. Видеть сейчас Блейза было выше его сил, к тому же молодой Малфой до сих пор не знал, как реагировать на то, что его сосед был в курсе предпочтений Люциуса. То, что Забини был ко всему прочему осведомлен и о страсти старшего Малфоя к сыну, также не добавляло оптимизма. А зная Блейза, Драко готов был поклясться, что тот сразу заведет старую песню о его - Драко - проблемах и о стремлении помочь. Представив себе подобный разговор, юный Малфой скривил губы. Заходить в комнату с каждой минутой хотелось все меньше. Однако оставаться ночевать в холле тоже не было хорошей идеей, и поэтому Драко, изобразив на лице пренебрежительно-брезгливую гримасу, нажал на ручку и толкнул дверь, ведущую в комнату.
Блейз, растрепанный и заметно нервничающий, сидел на кровати Драко. Услышав звук открывающейся двери, он повернул голову и, увидев вошедшего, нервно пригладил волосы. На секунду молодой Малфой замер, затем быстро подошел к своей постели и, не говоря Забини ни слова, сделал в воздухе жест рукой, показывая, что дальнейшее пребывание на ней Блейза нежелательно. Забини поднялся и отошел в сторону, тогда как Драко скинул профессорский пиджак повесил его на спинку стула, развернулся, пристально взглянув соседу в глаза. Юный Малфой подумал, что ситуация была бы смешной, если бы не была такой грустной: единственный близкий человек оказался подстилкой Люциуса. Такого Драко не мог представить даже в самом страшном сне. Значило ли это, что Забини обратил на него внимание только лишь из-за того, что он был похож на отца? С одной стороны, Блейз первый проявил инициативу, не зная имени нового ученика, с другой - сходство старшего и младшего Малфоев было очевидно…
Размышления прервал Блейз, который, видимо, уже не мог переносить гнетущую тишину:
- Так ты уезжаешь? - тихо спросил он.
- Даже не надейся, - фыркнул Малфой, - мой папочка передумал и решил меня оставить здесь, с тобой. Очевидно, в наказание, - язвительно закончил парень.
- Интересно, что заставило его изменить мнение, - не обращая внимания на колкость, продолжил Забини.
- А мне тоже интересно, - притворно спокойным голосом отозвался Драко, - есть ли в этом чертовом мире хоть один парень, которого не трахнул мой отец?!
Блейз было открыл рот, чтобы что-то ответить, но Драко не дал себя прервать:
- Так значит, мой милый, я такой нежный, да? И так похож на него?
Забини молчал, и Малфой растерял самообладание.
- Да?! - злобно прошипел он сквозь зубы.
- Нет, - твердо ответил Блейз.
- Не верю! - истерично воскликнул Драко. - Ты же видел в постели не меня, а моего отца! И тебе на все было плевать – и на меня, и даже на твоего драгоценного Дэвида! Ты же изменял ему со своим первым любовником, пусть и в моем лице! Ты так и не смог его забыть! Теперь я понимаю, почему твои предыдущие соседи съехали из этой комнаты. Они просто не вынесли рядом с собой такую мелкую сволочь! А я удивился, почему ты так остро воспринимаешь мои проблемы с Люциусом. Теперь вижу, что все рассказанное касается и тебя!
- Не говори о том, чего не знаешь. Ты ведь понятия не имеешь, что между нами случилось!
- Что случилось? - Драко притворно задумался. - Может, случилось то, что Люциус тогда просто отымел тебя, и ты пополнил ряды его шлюшек? Он использовал тебя, как использовал их всех, а нужен ему был я. Я, слышишь! А не все эти дешевки и суррогаты!
Драко хотел еще добавить что-то по поводу предательства и продажность Забини, но тут произошло то, что заставило парня на какое-то время замолчать: Блейз закрыл лицо руками и медленно опустился на пол.
Драко, никогда раньше не видевший друга, в таком состоянии, пораженно смотрел, как плечи Забини задрожали. Впрочем, это нисколько не разжалобило Малфоя. Напротив, почувствовав, что Блейз дал слабину, Драко решил добить его. Опустившись рядом, молодой аристократ поднял пальцами подбородок брюнета и произнес:
- Правда, Блейз, всегда очень болезненна, особенно когда она такая. Уж извини, если открыл тебе глаза на моего папочку.
Забини поднял на соседа глаза.
- Все было не так. Нам было хорошо вместе. Когда он уехал, я думал, что сойду с ума, ты даже не представляешь себе, что я чувствовал, и как мне было плохо.
- А что я чувствую сейчас, конечно, никого не волнует, - обиженно заключил Малфой, - почему ты скрыл все от меня?
- А что я мог сказать? - безжизненно отозвался Блейз,- что я был влюблен в твоего отца, и мы были любовниками? Я надеялся, что это навсегда останется в прошлом. И я хочу, чтобы ты знал, - юноша замолчал, словно собирался с мыслями, - я никогда не видел в тебе твоего отца. Когда директор назвал твою фамилию, я подумал, что схожу с ума… И я никогда не ложился с тобой в постель, думая о Люциусе. Я вообще никогда не думал о нем рядом с тобой. Те две недели, что он провел в нашем доме… они настолько изменили меня - раскрыли жизнь с другой стороны, показали ее под иным углом. И мне было хорошо с ним.
- А ты тогда, случайно, не красился в блондина? - ядовито поинтересовался Драко.
- Нет, - устало отозвался Блейз, понимая, к чему клонит собеседник.
- Странно, - Малфой притворно удивился, - с чего тогда он приударил за тобой? Или же это ты проявил инициативу, а, Блейз?
Драко прищурил глаза и с вызовом поглядел на соседа, но затем смягчился и почти ласково, на манеру Люциуса, произнес:
- Впрочем, далеко не все мальчики отца были на меня похожи. Некоторые даже не были моими ровесниками.
- Я понимаю твой гнев, - тихо произнес Забини, - но ты ведь сам видишь, что я ни в чем перед тобой не виноват. Ты вымещаешь свою злость на мне лишь потому, что я рядом. Но мне тоже больно, Драко! Поверь, другие люди тоже испытывают боль! А теперь скажи мне, в чем я перед тобой виноват?
Малфой молчал. В чем виноват Забини? В том, что не рассказал, что был любовником его отца? "Привет, меня зовут Блейз. Ты - Драко Малфой? Я спал с твоим отцом!" Действительно, что мог сказать Забини?
Пауза затянулась, и Блейз заговорил снова:
- Когда он жил в нашем доме, он очень мало мне о тебе рассказывал. Просто обмолвился, что у него есть сын, а когда я сказал, что собираюсь в колледж, он упомянул, что ты учишься дома. Еще я знал, что твой отец часто звонил тебе. И, когда мы познакомились с тобой, я никак не мог понять почему твой отец отправил тебя сюда, он же так любит тебя.
- Он любит только себя, Блейз! Слышишь, только себя! На остальных ему наплевать! - воскликнул Драко.
Забини хотел сказать, что он отчасти согласен с другом, что не хотел причинять ему боль, но вместо этого просто подошел к нему и крепко обнял.
- Мне жаль, что так вышло, Драко, правда, жаль, - шептал он, гладя друга по влажным волосам, - я хочу, чтобы ты мне верил.
Драко чуть слышно хмыкнул:
- Как ни прискорбно, Блейз, но ты по-прежнему остаешься самым порядочным человеком в моей жизни.
- Остаюсь? - Забини чуть отстранился и посмотрел в глаза друга.
- Остаешься, - подтвердил тот.
Блез заметно расслабился, но затем, снова нахмурившись, произнес:
- Но все-таки кое-что мне непонятно.
- Что именно?
- Что случилось с твоими волосами?
- Ну, скажем, я искупался в бассейне, - туманно объяснил Драко.
- Но с этим надо что-то делать, - Блейз пропустил еще влажные пряди друга сквозь пальцы и на его ладони остались черные разводы.
- Что, например?
- Как насчет хорошего шампуня? - предложил Забини. Юный Малфой согласно кивнул:
- Одну головомойку мне уже устроили. Вторая не помешает.
Парни пошли в ванную комнату, где Блейз намазал голову друга шампунем и смыл вспененную, окрасившуюся в противный серый цвет массу.
- Все сошло? - поинтересовался Драко?
- Ну… местами, - произнес Блейз.
- Лучше б я утонул, - пробормотал Драко, взглянув в зеркало.
- Думаю, нам нужен не только шампунь. И, кажется, я знаю, что должно помочь, - стараясь приободрить друга, весело произнес Забини.
С этими словами парень открыл шкафчик с зеркальной дверцей, висевший над раковиной, и извлек оттуда большой тюбик с изображением кокоса.
- Что это? - с сомнением спросил Драко, покосившись на новый предмет.
- Маска для волос. Она достаточно жирная, с кокосовым маслом, так что остатки краски должны смыться.
- Блейз, у тебя есть маска для волос? - ехидно поинтересовался Драко.
- А ты думаешь, я родился таким красивым? - хмыкнул тот. - Сам нанесешь или тебе помочь?
- Я не против, если это сделаешь ты, - милостиво разрешил юноша, и брюнет, открыв крышку, начал наносить густую белую массу на волосы Драко.
- Смоем ее через полчаса.
- Надеюсь, краска смоется с ней, - нервно произнес Малфой.
- Даже если не смоется, завтра с утра мы сможем уйти с занятий и сходить в парикмахерский салон, где из тебя снова сделают блондина.
- Уйти с занятий не получится, - помрачнел Драко, - еще один прогул или неуд - и я отправлюсь в ад. Папочка пообещал при первом же проколе отправить меня в закрытый пансионат в Швейцарию.
Но услуги профессионалов не потребовались - уже через указанное время довольный Драко разглядывал в зеркале свое белокурое отражение.
- Пойдем спать, - предложил Блейз, - у нас был тяжелый день.
Когда парни погасили свет в комнате, Забини тихо спросил:
- Ты хочешь, чтоб я лег в своей постели?
- Это не обязательно, - прошептал Драко, и Блейз лег рядом с ним.
- Я рад, что ты снова блондин.
- Так я больше похож на него? - ядовито поинтересовался Малфой.
- Нет. Ты просто становишься собой.

URL
2008-12-22 в 19:49 

snaco_club
***

Драко внезапно проснулся среди ночи. Он смутно помнил, что ему снилось, но это, несомненно, был сон из разряда тех, которые хочется похоронить в своем сознании и никогда к ним не возвращаться.
Юноша провел ладонью по лбу - он был влажным и горячим. Драко приподнялся на локтях и повернулся к Блейзу. Тот спал тихим и безмятежным сном, которым обычно спят люди, чья совесть чиста.
Перевернувшись на живот, блондин скрестил руки и, уткнувшись в них подбородком, начал внимательно разглядывать Забини, а в голове, опять начали мелькать разные противоречивые мысли.
Блондин смотрел на своего друга, представляя против своей воли, как когда-то Люциус целовал этого самого юношу, проводил с ним ночи напролет, тогда как это ему, Драко, должны были адресоваться эти любовь и ласки.
Малфой тяжело вздохнул. Несмотря на то, что Забини был прощен, блондин чувствовал, что его снова одолевает злость. Драко только недавно так хотел заполучить Люциуса, так мечтал об этом мужчине, жаждал его, а в итоге оказалось, что юный брюнет получил все это, не прилагая особых усилий. Окончательно выйдя из себя, блондин с силой толкнул спящего соседа.
- Драко, ты чего? – спросил глухим голосом Блейз.
- Уходи, - зло прошипел тот. – Мне тесно.
Блейз послушно поднялся с постели, улегся на свою собственную кровать и тут же заснул. К Малфою же сон по-прежнему не шел. Он продолжал бессмысленно пялиться в потолок, размышляя, как ему быть дальше. То, что он отомстит Люциусу, не обсуждалось – дело оставалось за малым: придумать план и претворить его в жизнь. Что до Забини, то и его неплохо было бы проучить. Действительно, можно было позвонить Дэвиду и поделиться с ним, как хорош его парень в постели, причем знает это не только Драко, но и полколледжа; или выдавить крем для рук Блейза, а в пустой тюбик залить жидкое мыло, а еще лучше – скраб для тела! Драко усмехнулся и, повернувшись на другой бок, заметил на тумбочке распакованную шоколадку, оставшуюся от их ужина. Отломив от нее несколько квадратиков, блондин положил их в рот. На языке сразу стало сладко, хотя на душе у юноши снова заскребли кошки. Еще раз грустно вздохнув, Драко снова посмотрел на мирно спящего соседа, а затем поднялся со своей постели и нырнул к нему под одеяло. Блейз, проснувшись, посмотрел на друга мутным взглядом, а потом, обняв, коротко поцеловал его. Драко уткнулся носом в его шею, чувствуя одновременно бесконечную усталость и внезапное облегчение. Он поудобнее устроился в объятиях Забини и, проваливаясь в сон, чувствовал, как тот гладит его по волосам.

Проучивать Блейза уже не хотелось.

URL
2008-12-22 в 19:53 

snaco_club
Глава 15

Когда Драко проснулся от пронзительного сигнала будильника, он чувствовал себя абсолютно отдохнувшим, как будто проспал целые сутки. В какой-то момент ему показалось, что события вчерашнего дня приснились ему, и не было ни отца, грозящегося отправить мальчика в Швейцарию, ни падения в бассейн, ни робкого поцелуя с директором. Однако профессорский пиджак, висящий на спинке стула, утверждал обратное.
Блондин потер руками глаза и, встав с постели, поплелся в ванную. Блейз уже был там; очевидно, он только что вышел из душа: черные волосы были мокрыми, по плечам и спине стекала вода, а бедра были скрыты махровым полотенцем, явно чересчур коротким для подобного использования. Малфой подошел к другу и обнял его со спины, одной рукой обхватив его за талию, а другой – поглаживая твердые соски.
- Хорошее начало дня, - улыбнулся Блейз, откидывая голову назад, открывая шею для губ Драко. Тот, быстро чмокнув его в щеку, сказал:
- Да, неплохое. Я даже знаю, как сделать его куда лучше, - хмыкнул он.
Забини, развернувшись, с интересом посмотрел на друга и ответил:
- Я, кажется, тоже знаю, - после чего уже собирался опуститься на колени, одновременно стягивая с блондина боксеры, но тот успел остановить его.
- Вообще-то я намекал на то, что ты принесешь мне завтрак. Не хочу сегодня есть со всеми.
- Хорошо, - разочарованно протянул Блейз, поднимаясь на ноги и покидая ванную, на ходу разворачивая полотенце.
Драко с наслаждением принял душ, радуясь, что теперь можно не опасаться намочить волосы, и, накинув халат и выйдя в спальню, обнаружил, что Блейз, уже одетый в форменную рубашку и брюки, сидел на кровати и пил сок. Наспех перекусив бутербродами, мальчики отправились на учебу.
***

Подходя к кабинету, где обычно проходили занятия по экономической теории, Драко почувствовал непонятное волнение, испытываемое то ли из-за самого урока, то ли из-за предстоящей встречи с директором, лимит общения с которым явно был превышен еще вчерашним вечером. Пытаясь отогнать неприятное ощущение, блондин начал раскладывать на столе учебники и тетрадь с конспектами.

Дверь распахнулась, и в аудиторию стремительно ворвался профессор Снейп.
- Займите свои места, - холодное замечание относилось к паре уже бежавших к партам учеников.- Сегодня мы проведем тест на все занятие.
Учащиеся, те, кто посмелее, начали запуганно переглядываться, остальные просто помрачнели, предвкушая всеобщую расправу.
Впервые за время пребывания в колледже Драко смог разделить подобные чувства, и сказать, что он не был обрадован новыми впечатлениями, оказалось бы слишком мягко.
В первую секунду юноша просто не поверил в происходящее, а потом ему внезапно захотелось нервно рассмеяться - похоже, что с колледжем все-таки придется распрощаться, поскольку к контрольной молодой Малфой был совершенно не готов.
"Как можно было забыть об этом?" – единственное, о чем мог думать юноша, пока директор ходил по классу, раздавая листы с тестом. Но факт оставался фактом - предстоявшая, а ныне начавшаяся контрольная совершенно вылетела у Драко из головы в свете последних событий. Все эти скандалы и разборки прошлого вечера так вымотали Малфоя, что он просто предпочел не думать о казавшейся тогда лишней информации. Действительность, однако, доказала, что не все из отброшенного в сторону было бесполезным. Оставалось разве что утешать себя тем, что даже вспомни он о тесте вчера, вряд ли смог бы должным образом подготовиться, поскольку вечером бесконечно устал. Впрочем, подобные оправдания точно не станут веским доводом для Люциуса, который приедет уже в конце недели с целью отвести сына в концлагерь, замаскированный под учебное заведение. Юноша еле сдержал стон отчаянья.
На парту лег листок с заданием, а Драко даже не поднял взгляд. Глядеть на профессора ему было просто стыдно - мало того, что парень еще вчера показал себя перед мужчиной не в лучшем свете, так теперь еще и сдаст работу с самым худшим за все время их совместной работы задание. А в том, что так и будет, вернувший свой цвет волос блондин даже не сомневался - хоть в контрольных и бывали вопросы по прошлым темам, преимущественно они составлялись по указанной, а написать тест по экономическим институтам на как минимум "хорошо" без подготовки не представлялось возможным. Тем более, раз контрольная займет целый урок, значит там достаточно вопросов, чтоб окончательно сбить неуверенного в своей правоте ученика с толку.
- Мистер Малфой, вам нехорошо? - раздался рядом голос директора.
Не успев освободиться от терзавших его мыслей, юноша резко поднял голову, не пряча эмоций, и потому взглянул на профессора с искренним ужасом и отчаяньем.
- Нет, сэр, - сорвалось с губ прежде, чем парень сообразил, что, вероятно, упустил единственный шанс избежать контрольной. Судя по вытянувшемуся лицу Блейза - его шок блондин отметил краем глаз - так оно и было. Впрочем, даже плохое самочувствие не спасло однажды Смита от доклада по этому предмету, значит, и Драко не смог бы просто уйти в больничное крыло. И все же мысль о том, что некоторая симпатия со стороны директора к молодому Малфою могла бы помочь последнему сейчас спокойно идти в общежитие, пока остальные сопят над листками бумаги в отчаянных попытках активизировать все свои знания, больно кольнула парня.
Судя по виду Снейпа, он тоже был не в восторге от полученного ответа - на секунду в глазах мужчины можно было прочесть разочарование и раздражение настолько сильные, что профессор видимо с трудом сдерживался, чтобы картинно не поднять глаза к небу, задаваясь риторическим вопросом "почему вокруг меня одни идиоты"?
- Хорошо, - скупо прокомментировал он ситуацию и направился дальше.
Блейз одними губами начал нашептывать, что Драко с ума сошел, и надо было отпроситься, но юноша быстро отвернулся от друга и без того достаточно расстроенный происходящим, чтоб не вынести и самой безобидной критики.
Надо было хотя бы попытаться написать тест, в конце концов, если надежда на легкость вопросов и таяла на глазах, то на фактор везения и попадания пальцем в небо еще можно было рассчитывать. Впрочем, пробежав глазами по вопросам, парень окончательно закис - кое-что он, конечно, помнил по прошлым занятиям, но этого было дико мало. К тому же, темы на нервной почве все смешались в голове, стирая грань между кейнсианским и неоклассическим подходами к регулированию рыночной экономики, заставляя несколько минут бездумно пялиться на варианты определения частных и общественных благ, без малейшего понятия, какой вариант выбрать.
Драко обреченно закрыл лицо руками. Пожалуй, впервые в жизни его знания определяли дальнейшую судьбу, и как раз сегодня он был совершенно не в состоянии дать развернутый ответ на поставленные вопросы. Отчаянье, а вслед за ним и мрачное понимание неизбежности конца постепенно захватывали молодого человека, погружая в состояние отстраненного равнодушия ко всему, включая собственную жизнь - на ней и так можно было ставить крест.
Оставив всякие попытки ответить на задания - они только расстраивали и заставляли сильнее нервничать - Малфой взглянул на Забини: тот тоже выглядел крайне раздосадованным фактом контрольной, но и в половину не таким, как сам Драко. Естественно, отец брюнета не контролирует каждую оценку сына, видимо, доверяя своему ребенку и понимая, что бываю форс-мажорные обстоятельства. Задумавшись на тему отцовства, юноша почему-то вдруг вспомнил разговор с Блейзом в библиотеке относительно телефонного звонка Люциусу.
«Папа сказал, что видел вчера Дэвида».
Выходит, старший Забини в курсе их отношений (теория о том, что мужчина сообщил сыну о встрече с его "просто другом" смотрелась довольно блекло) и, похоже, принимает бойфренда Блейза.

URL
   

I'll be your lover

главная