08:09 

О наигранных чувствах, стечении обстоятельств, и танцах.

snaco_club
Название: О наигранных чувствах, стечении обстоятельств, и танцах.
Авторы: SectumSempra (snakosoul*yandex.ru)
Бета: Сlarens
Пейринг: СС/ДМ
Направленность: слэш
Рейтинг: R
Жанр: romance
Размер: мини
Статус: завершен
Диcклаймер: все герои принадлежат Дж.К.Роулинг.
Саммари: Один не знает за что борется, второй - ради чего живет. Такие люди притягивают друг друга.
Предупреждение: простроченный штампами подарочный текст это как самотканое лоскутное одеяло – выглядит стремно, зато сделано от чистого сердца!
Размещение: с разрешения Mon Ange
От автора:
Моей любимой девушке-Ангелу посвящается. Прелестница, еще раз поздравляю тебя с днем рождения!
Отдельное спасибо дорогой Сlarens, помогавшей отредактировать мои бестолковые мысли, несмотря на занятость реалом. Спасибо тебе, дорогой друг!

@темы: романс, мини, Северус Снейп/Драко Малфой, R

URL
Комментарии
2008-12-25 в 08:10 

snaco_club
Удача улыбается далеко не каждому - в этом Северус Снейп убеждался все больше. Либо ты идешь с ней рука об руку, либо она находится рядом, но покидает, стоит только на нее понадеяться. Ловить удачу, распахнув объятья, бесполезно - если она захочет, придет сама, а нет, так ты зря потратишь время на игру в догонялки.
То, что самому ему удача не улыбнется никогда, Снейп был уверен точно так же как в том, что все Поттеры - заносчивые самовлюбленные выскочки. Настолько же он был уверен и в выведенной недавно пропорции - чем меньше ты дружишь с удачей, тем больше у тебя образуется сложностей.
Назначение Северуса Снейпа директором Хогвартса было на руку очень многим. Этим был доволен Волдеморт - его человек теперь полностью контролировал школу волшебства и магии; этим был доволен и Дамболдор - сидя в директорском кресле, его шпион мог минимизировать урон, который нанесут УС древней школе и ее ученикам; этим были тем более довольны слизеринцы - их декан, ставший директором, должен был перевести факультет в ранг главенствующих.
Разумеется, помимо довольных были и противники. Но ни один из них не отнесся к назначению Снейпа так же негативно как сам Северус.
В первый же день, столкнувшись с кучей административных проблем, маг понял, что совершенно не создан для этой работы и за всю его шпионскую практику не было места более для него неподходящего. Глупые разбирательства, обсуждения программы и вся эта не дожидающаяся отлагательств ерунда, сопровождавшая директора, утомляла хуже, чем сражения и очные ставки с Темным Лордом. Его постоянно дергали из стороны в сторону, заваливали проблемами, которые он совершенно не знал как решать. В общем, доводили до белого каления. Снейп прекрасно помнил историю с Амбридж и понимал, что это делается намеренно.
Итак, проработав в новом звании месяц, он начал вспоминать о смерти Дамболдора как о приятном происшествии, которое с удовольствием повторил бы еще раз пять. После двух месяцев руководства Северус начал всерьез задумываться над тем, чтобы заняться поисками какого-нибудь уцелевшего хроноворота времени. Успевать с решением всех проблем становилось все труднее. И ведь не скажешь: "Я не могу заниматься всякими глупостями, мне нужно помогать Поттеру уничтожить хоркруксы!"
Тихо исходя злобой и становясь все более раздраженным и несдержанным, Снейп продолжал делать все, что было в его силах, стараясь при этом думать только о главном и не позволяя себе размышлений на тему упущенных возможностей.

***
И все же был и другой маг, недовольный нынешним директором так же сильно как и сам глава Хогвартса. Этим отщепенцем, как ни странно, был не Гарри Поттер и даже ни один из участников Отряда Дамболдора. Озлобленный юноша, ненавидящий сейчас декана больше прочих, был никто иной как прежний любимчик Снейпа - Драко Малфой.
"Прежний" вообще стало главным словом для Драко за последнее время. Оно лучше других характеризовало черту, отделявшую молодого человека от безмятежности прошлых лет. Прежние друзья, прежняя вседозволенность, прежние поблажки, прежнее положение, прежнее бесстрашие. Все это растаяло за последний год. Нет, конечно, изменения наступили гораздо раньше, но только сейчас юноша понял в каком положении оказалась его семья.
Увидев отца, вернувшегося из Азкабана не гордым победителем, как представлял себе Драко, а простым человеком - напуганным, ищущим возможность хоть как-то уцелеть, юноша осознал, что прежний мир надежд и веры в непоколебимость своего статуса рухнул.
Винить в этом отца Драко не мог. Даже осознавая, что Люциус Малфой уже никогда не станет для него прежним идеалом, даже понимая, что Люциус вообще вряд ли станет прежним. Обвинить его значило бы признать, что больше не веришь в него.
Не мог юноша винить и Волдеморта - перспектива сеанса легилименции с Темным Лордом выбила всякое желание пятнать имя повелителя даже в мыслях. А найти виноватого было необходимо - для Драко это был единственный способ уравновесить события в голове. Если есть кто-то повинный в произошедшем, то можно было бы жить ненавидя, зная против кого идешь, думая, что есть объяснение сегодняшнего разрушения независимости и спокойствия. Тогда можно было бы терпеливо ждать подходящего случая, чтобы нанести удар в спину. Плевать, что парень не любил и не умел ждать - он бы научился. Лишь бы было кому мстить.
И юноша нашел еще одну кандидатуру - оказалось Снейп, подходил на роль виноватого как никто другой.
Люциус во многом помогал Снейпу, и так как одним из основных убеждений Драко было то, что любому человеку естественно желание отомстить за проявленное добро, кандидатура зельевара казалась вполне подходящей. Теорию подтверждала смерть Дамболдора. Но если освобождение из Азкабана было очевидной помощью, то участие Люциуса в судьбе зельевара было не столь существенным. Поэтому в случае с бывшим приятелем и покровителем Снейп не дошел до физического уничтожения. Просто растоптал его.
Идея Драко могла казаться притянутой за уши, но юноше было плевать - наблюдая за тем, как по мере возрастания авторитета Снейпа в глазах Темного Лорда, Люциус падал все ниже, молодой Малфой с трепетом лелеял в себе гнев, сам не зная к чему это может привести. Главное - ненависть позволяла жить, с мазохистским наслаждением двигаясь дальше. Представляя, с какой радостью убил бы того, с кем некогда был в почти дружеских отношениях.

***

К ужину Снейп не притрагивался. Дело было не в опасении отравления и не в брезгливых мыслях о том, что какой-нибудь домовой эльф, поддерживающий сторону Света, плюнет на его тарелку, прежде чем поставить на стол. Просто ежедневные беготня, споры, переговоры и работа на два фронта отбивали все желания, кроме безумной жажды сна.
Сегодняшний вечер вообще был насыщен событиями - Северус был вынужден прятаться в лесу, чтобы привести Поттера к мечу Гриффиндора. Глядя на малолетнюю надежду всего магического мира, Снейп в ужасе понимал насколько все зыбко. Мальчишка так цеплялся за любую помощь, был так бестолков, что возможность того, что случится чудо, и он вдруг сделает все как надо, резко уменьшалась. Дамболдор переоценил Поттера - это было совершенно точно. А как еще помочь Северус не знал. В итоге, явившись в Хогвартc замерзшим и злым, маг в очередной раз схлестнулся с портретом предыдущего директора и, ничего этим не добившись, ушел на общий сбор. Можно было бы не появляться на ужине, приказав эльфам принести еду в кабинет, но привлекать внимание к своим отлучкам было бы шагом, достойным глупости Поттера.
И вот, Снейп сидел на свом месте, не прикасаясь к еде и меланхолично оглядывая учеников.
Страх и злость витали в зале - их горький привкус можно было почувствовать на языке, если вдохнуть воздух поглубже. Разве что слизеринцы вели себя смелее и раскованнее прочих.
Оглядывая их ряды, Снейп столкнулся взглядом с Драко. Отношения с ним последнее время не ладились - началось все в прошлом году, когда Северус пытался выведать суть задания, данного младшему Малфою. То, что Снейп помог Драко на Астрономической башне, вроде бы должно было их примирить, но на деле вышло обратное - парень совсем озлобился и на любую фразу нового директора огрызался, как хищный маленький зверек. Причины такого поведения Cеверус не знал, да и не хотел знать. Проблем хватало и без Драко.
Сейчас Снейп скорее по привычке продолжал без всякого выражения смотреть на сына Люциуса, развлекая себя отстраненными мыслями о знаменитости родного факультета. В голову внезапно пришло довольно бессмысленное открытие. А ведь назвать юношу симпатичным можно было с натяжкой - бледный, узкий, бесцветный. Все, кто хоть раз видел его отца, должны были понимать, что сыну не досталось той хищной красоты, которой восхищались в случае с Люциусом. Резкость присутствовала и в чертах Драко - треугольный подбородок, четко очерченные светлые брови, но в мальчике не было той уверенности в себе, которая заставляла трепетать перед Люциусом. И хотя на данный момент старший Малфой был не в лучшей форме, его мир знал и другим, а Драко был слабым сколько Снейп его помнил.
Вот и сейчас, мальчишка злобно глядел на директора, но периодически отводил взгляд. Даже выдержать молчаливую дуэль он был не способен. "Ничтожество," - вынес вердикт Снейп. Впрочем, наверное именно в этом для Драко и заключалось счастье. Несгибаемость и сила духа никак не помогли бы парню в сегодняшнем положении, а развесивший сопли слюнтяй по крайней мере не привлекал к себе излишнюю агрессию окружающих.
И все же надо было за парнем присматривать. Чутье подсказывало Северусу, что посланные ему ненавидящие взгляды могут вытечь во что-то большее.

URL
2008-12-25 в 08:11 

snaco_club
***

- Неплохо, мистер Малфой, - сухо констатировал Слизнорт, глядя на работу студента. Он был равнодушен к Драко с первого урока. Дела юноши уже тогда обстояли плачевно и склонный петь рулады только перспективным учащимся профессор Зельеварения отмел Малфоя в категорию бесполезных знакомых.
- Это ваша заслуга, сэр, - с некоторой издевкой произнес юноша. - Вы объясняете лучше, чем предыдущий профессор.
В классе сразу стало тихо. Даже Слизнорт, уже отвернувшийся к следующему ученику, с удивлением взглянул на Драко, будто только сейчас его увидел.
"Нечего сказать. Выпендрился! - подумал про себя юноша. - Спрашивается, чего добился. Ни своим, ни чужим этим ответом не подыграешь. Поведение, достойное гриффиндорца!"
И, кстати, о гриффиндорцах. Судя по недоброму взгляду двоих присутствующих учеников, как назло, принадлежащих к помянутому факультету, о случившемся узнает Лонгботтом. А тот в последнее время стал знаменитостью. Башню парню сорвало окончательно - следить за ним было некому, а новоиспеченные профессора только потчевали его Круциатусами, что тоже улучшению психики не способствовало. В общем, это еще хорошо, если теперь Драко предстояла всего лишь дуэль за заискивание с целью шпионажа.
Придурки-гриффиндорцы не оставляли счеты со старыми врагами, даже когда стоило думать о более важных вещах. У них, кажется, даже Орден какой-то тайный был, и все равно это не мешало распыляться по мелочам. А на фоне общей нервозности можно было смело предположить, что действия с их стороны начнутся довольно скоро.
"Великолепно! - констатировал про себя Драко. - Назло Снейпу получу по шее." Если бы еще юноша не был твердо уверен, что директору плевать и на его судьбу, и на его отношение к профессионализму всех Зельеваров школы, он мог бы хоть немного порадоваться.
Но в любом случае было поздно что-либо менять.

***

Северус стоял с бокалом виски в одной руке и отрывком письма Лили в другой. Перечитывать не ему предназначенные строки маг не собирался. Мысли вообще были о другом. Только что он всерьез и надолго послал Дамболдора. Точнее, его портрет, но суть не менялась. За последние месяцы Северус вообще часто ругался с Альбусом. По большей части руководствуясь детской причиной - теперь ваша очередь меня выслушивать. И Дамболдор действительно терпеливо слушал Снейпа, всякий раз выдавая новые аргументы в свою защиту и заставляя Северуса чувствовать себя недоноском.
Самое ужасное, что и сейчас у Снейпа был обычный срыв. Менять сторону было поздно. На своей жизни Северус уже давно поставил жирный крест, поэтому ему хотелось по крайней мере остаться верным своему последнему решению. Своему отчаянно искреннему "все, что угодно", сказанному когда-то Альбусу. А при таком раскладе было не справиться без Дамболдора. Снейп не обладал опытом Альбуса. У него не было холодной головы Альбуса. Северусом двигали эмоции. Из-за этого он когда-то присоединился к Упивающимся Смертью, и из-за этого же потом сменил сторону в войне.
И все же слова, недавно сказанные Дамболдором, вывели Снейпа из себя.
"Во имя любви к Лили," - после этой фразы Северус психанул. Да что Альбус мог знать о его чувствах к Лили Эванс?! Ничего! Если уж в последнее время даже сам Снейп не мог сказать по этому поводу ничего внятного! В детстве он по-юношески отчаянно влюбился. Чувства, разумеется, были безответными и большее, что получил мальчик - дружбу. Потом была школа, постепенное отдаление и в конце концов разрыв. Но Северус по-прежнему любил Лили. И когда с горя пошел на службу к темному Лорду, и когда перешел на сторону Альбуса, он чувствовал так же.
А сейчас… сейчас он и сам не мог сказать точно, с каких пор чувства к Лили стали казаться ему хорошо заученной ролью. Его Патронус по-прежнему был ланью, но Снейпу все чаще казалось, будто и в этом есть что-то неправильное. Когда он вызывал Патронус в кабинете Дамболдора, он искренне верил в свои чувства к давно умершей Лили, но за последний год уверенности поубавилось.
Северус старался не копаться в этом и не углубляться в размышления. Он просто боялся открытий, которые мог бы сделать. Боялся, что и в самом деле окажется, что он сражался ни за что, потому что двигало им заблуждение. Призрачных слов про мир во всем мире было недостаточно для того, чтобы почувствовать, что стоишь на правильном пути - нужен был стержень, удерживающий на определенной стороне в войне. Таким стержнем была Эванс, но образ возлюбленной становился все более размытым и запыленным.
А в последний год… То ли воспоминания стали стираться из памяти, то ли изменилось что-то в душе у Снейпа, но даже истерика, случившаяся у него в доме Блэков, когда он нашел письмо Лили, теперь вспоминалась магом как жалкое фиглярство. Будто он знал, что за ним наблюдают и хотел доказать верность чувствам. Было в этом что-то пугающе ненадежное. Пройти через столькое, чтобы понять, что чувств больше нет. Снейп точно знал, что никого больше не сможет полюбить так, как любил Лили. Поэтому он не позволял себе отказаться от этого чувства. Поэтому он никогда не позволял отношений с кем-либо. Исключением был короткий роман с Регулусом Блэком, во время которого Снейп к собственному удивлению обнаружил, что хотеть мужчину для него не представляется чем-то зазорным.
Был еще один эпизод. Довольно неловкий. Всего однажды. С Драко. После побега с Астрономической башни. Северус винил в этом стресс и продолжительное воздержание. Иначе как еще можно было объяснить искру, пробежавшую между ним и мальчишкой во время очередной ссоры. Ничего особенного, но тогда Снейп впервые посмотрел на юношу как на возможного любовника. Впрочем, парень вряд ли понял произошедшее, Северус и сам хотел бы не заглядывать в эту часть собственных мыслей.
Иногда ему это даже удавалось.
Ну и кстати о Драко. Парень вел себя все более агрессивно. Отчаянье в нем крепилось настолько отчетливо, что уже начинало перекрывать страх. Больше нельзя было это оставлять, Снейп вызвал Драко к себе. «Мальчишка - трус, - думал про себя Северус. - Его надо только вспугнуть и можно не беспокоиться, что он что-либо предпримет.»
Отправив эльфа с запиской для молодого Малфоя, директор вернулся к заваленному кучей бумаг рабочему столу. И, только бестолково перебрав несколько свитков, он понял, что все еще думает о назначенной на завтра встрече.

***

Ступенька. Еще одна. Драко медленно поднимался по винтовой лестнице по направлению к директорскому кабинету. С каждым шагом в нем все сильнее крепилась уверенность, что сейчас произойдет что-то непоправимое. И дело не в причине – подумаешь, магическая дуэль. Ну получили все по Круциатусу от Керроу и можно забыть. Но между ним и директором уже больше года накапливается напряжение, и Малфой знал, что когда-нибудь эмоции прорвутся наружу. А тогда кто знает, во что все выльется. Идти ужасно не хотелось. От этого ноги наливались свинцом и каждый шаг давался с большим трудом. Не сбежать Малфою помогали только две вещи: во-первых, это не означало бы, что Снейп не вызовет его повторно, а во-вторых, юноша знал, что сам не успокоится, пока не разберется с директором в возникших проблемах. Не то, что бы он надеялся решить что-то прямо сейчас, и не то, что бы он знал, как и что он будет решать, но встреча была поводом разобраться в том числе в собственных чувствах.
Оказавшись около двери в директорский кабинет, Драко услышал голос Снейпа:
- … мне надоело. Я никогда и не был одним из вас - хороших гриффиндорцев. И, тем не менее, сейчас все зависит от меня.
- Северус, - голос Дамболдора был совсем тихий, но Малфой вздрогнул от него, как от удара грома. Снейп не дал портрету директора сказать больше:
- Драко. Заходите.
Молча повинуясь, юноша открыл дверь и проследовал внутрь кабинета.

URL
2008-12-25 в 08:11 

snaco_club
***

Как и следовало ожидать, разговор не клеился. Снейп явно торопился закончить диалог как можно скорее. Драко не собирался этому препятствовать, однако, директор, похоже, сначала позвал ученика и только потом понял, что не знает что ему сказать. Речь у директора была складной, но Драко при этом не покидала мысль о том, что Снейп импровизирует, как актер, забывший роль.
Тайком оглядывая помещение, Драко не без удовольствия отметил, что новое место приносит Снейпу много хлопот. Куча бумаг на столе, какие-то колбы с зельями и книги, книги, книги. Как итог, в углу застекленного шкафа скромно стояла опорожненная до середины бутылка виски.
Позволив себе небольшую улыбку, Малфой снова взглянул на директора. Тот как раз перешел к истории с дуэлью:
- Что это было за шоу? Чего вы добиваетесь?
- Не понимаю о чем вы, - намеренно избегая добавления "сэр", произнес Драко. - Чего я могу добиться?
- Много чего. Было бы желание.
Драко внимательно смотрел на мужчину напротив и пытался понять, в том ли направлении движутся мысли. Однажды, нет, даже два раза он видел этот взгляд Снейпа. Первый раз в начале прошлого года, когда они после позорного посещения Малфоем вечеринки Слизнорта мило общались в одном из кабинетов. Тогда Драко не понял сразу, что насторожило его в безумном блеске черных глаз, но спустя полгода, когда они вместе, сбежав из Хогвартса, вновь оказались один на один, Малфой наконец нашел характеристику тому, что видит в мрачном взгляде Снейпа. Это было желание.
Первой реакцией Драко был испуг, второй отвращение. Сейчас он собирался сделать знание своим оружием.
Осторожно продвигаясь ближе к директору, Драко нежно спросил:
- Это можно расценивать как намек?
- О чем Вы? - хмуро произнес Северус.

***

Что может заставить Северуса Снейпа схватить своего ученика за шиворот, с силой прижать его к столу и прошипеть в лицо, чтобы он заткнулся? Не многое, но Драко повезло достигнуть подобного результата. Он знал обвинение, которое сведет Снейпа с ума. Произнеся сначала долгую тираду про то, что понимает что от него хочет директор, и про то, какое же это извращение, Драко дождался, когда мужчина начнет возражать против выведенной теории и сначала скрупулезно перечислил, что по его мнению хотел бы сделать с ним Снейп, а потом произнес решающую фразу:
- Поттер был прав на счет вас, - сухо заявил юноша. - Вы - трус!
Далее был сильный рывок, боль от удара о стол и злобный шепот Снейпа:
- Ты мне не нужен.
А потом неожиданный резкий поцелуй, на который Драко ответил.

***
Можно ли одновременно ненавидеть, целовать, чувствовать отвращение и возбуждаться?
В этот вечер Малфой понял, что можно.
- Так ты этого хотел?! - у Драко срывался голос, а к горлу подступал ком то ли от отвращения, то ли от желания разрыдаться.
И вместе с тем голова кружилась, будто Малфой хотел добиться именно полученной реакции директора. Парень не смог сопротивляться, когда Северус, схватив его за ворот рубашки, с силой втащил в спальню и швырнул на кровать. Он так же слабо противился, когда Снейп вытряхивая его из одежды, с жадностью пожирал глазами хрупкое тело и узкую грудную клетку.
Драко и боролся с держащими его сильными руками, и в то же время подставлял шею поцелуям. Он знал, что его не ждет ничего хорошего, что будет больно и противно, но он был к этому готов. Это было необходимо. Ритуал ненависти должен был завершиться эффектным жестом - убийственными действиями, после которых легко будет плюнуть в лицо, назвать мразью, и, наверное, наконец решиться на то, что он не смог сделать на Астрономической башне - научиться произносить смертельное проклятье. Думая об этом и видя, как Снейп теряет контроль, Драко залился смехом.
Снейп давал ему победить.
Юноша не заметил, как мужчина резко отстранился, а пощечина была совершенно неожиданной. За ней последовала другая. И еще одна.
Когда жжение утихло, Малфой изумленно уставился на мужчину.
- Успокоился? - мрачно спросил директор.
Вопрос звучал несколько странно, учитывая то, что начал все не Малфой, но Драко было не до разбирательств в вине сторон. У него сдали нервы.
Снейп не ударил его кулаком, не пытался причинить боль ради удовольствия. Он просто отхлестал парня по щекам как девчонку.
Это было не возбуждение, а способ привести в чувство. И теперь, остыв после нахлынувшего безумства, Драко чувствовал себя униженным. Сев на кровати, он безнадежно уставился в пол. Больше всего ему хотелось закрыть лицо руками и забыть все произошедшее. Он был бы рад даже просто упасть в обморок, но для этого нервы оказались слишком крепкие. Зато на сдерживание слез их уже не хватило.
Весь этот год. Месяц за месяцем, день за днем рыдания так долго прорывались наружу, что теперь стали совершенно естественны. Остановиться было невозможно и Малфой просто упал на кровать, уткнулся лицом в подушки и разревелся.
И ему уже было не важно у кого на груди заходиться рыданиями, кто гладил его по голове и шептал что-то утешительное.
Важно чтобы, что такой человек был. Пусть даже это был Снейп.

***

Со второй попытки Северус все-таки смог заставить Драко выпить успокоительное со снотворным эффектом. Первый раз не вышло, поскольку Снейпу не удалось отстранить от себя юношу - так крепко тот вцепился в его сюртук.
Сейчас Малфой спал на директорской кровати. Если не считать опухших от рева век и покрасневших надбровных дуг можно было бы предположить, что он находится в покое. Северус к своему несчастью знал, что все обстояло иначе. Смирность юноши была лишь следствием зелья.
Голова болела зверски, и Северус подозревал, что его недавняя выходка имела к этому непосредственное отношение. На требовательный вопрос самому себе: "Что это было?" ответа не находилось, и Снейп решил оставить загадки на потом.
Еще раз повернувшись к Драко, директор убедился, что тот спокойно спит. Удрученно глядя на измученного Малфоя, Снейп повторял про себя только один вопрос - чего ради надо было доводить парня до такого? С одной стороны, выход эмоций может на время утихомирить Драко. Это при хорошем раскладе. А вот с другой стороны более реальным было то, что в глазах Малфоя Северус из статуса недруга резко перескочил в статус врага, а это уж точно не влекло ничего хорошего.
Драко заворочался во сне, и Снейп снова вернул к нему взгляд. Комбинация мыслей на тему "почему я это сделал?" и "почему с ним?" вернули его к недавним рассуждениям о непривлекательности парня. "Так всегда бывает, - вывел маг, - у двух красивых родителей рождаются совершенно неинтересные дети."
И тем не менее отрывать взгляд от Драко он не спешил.
Сейчас Малфой выглядел очень трогательно: хрупким, но расслабленным. Доверчивым, как много лет назад, когда они со Снейпом еще были в добрых отношениях.
Решив дальше не продолжать ход мыслей, маг вскочил со своего места и твердым шагом направился в кабинет, сам еще не зная, что скажет ошарашенной галерее директоров Хогвартса.

*****

Бессмысленно глядя в окно, Драко думал о Снейпе.
"Мы оба показали себя не с лучшей стороны, поэтому предлагаю забыть данное происшествие и пережить его," - вот все, что сказал директор на следующее утро. Решение казалось правильным, но пережить произошедшее оказалось трудно, а забыть и вовсе невозможно.
А тут еще пустые рефлексии заставляли постоянно прокручивать в голове происшествие недельной давности и анализировать свое к этому отношение. А оно изменилось с момента "до". Правда, Малфой пока не мог сказать как именно.
Возможно, что в тот день из-под слоя ненависти вновь всплыли старые чувства, некогда бывшие более приятными.
Вспомнились даже недолгие - не больше пары недель - мысли о влюбленности. Тогда парень думал, что если будет когда-нибудь с мужчиной, то именно с этим. Сейчас Драко, разумеется, было стыдно за глупые зароки, особенно учитывая события вернувшие его к воспоминаниям.
"Вот так сбываются мечты," - грустно подумал Малфой и хмыкнул себе под нос, не выдержав курьезности различия мечты с реальностью. Впрочем, Драко не мог не признать, что в данном случае "хотеть" и "взять" различались и были отмечены совершенно разными степенями негатива.
А раз ничего не было, значит Снейп был прав - забыть было бы лучшим выходом. Драко же был не гриффиндорцем, а значит размениваться по мелочам на глупые воспоминания о вероятных исходах, не было ему присуще.
Вот только мысли о почти близости с директором не лезли из головы. Коря себя за пустые страдания над не случившимся изнасилованием, Драко все больше склонялся к постановке себе диагноза помешательства. И еще к тому, чтобы вернуться к незаконченному диалогу со Снейпом.

URL
2008-12-25 в 08:12 

snaco_club
***

Это было невозможно стереть из памяти.
Северус устало провел руками по лицу и откинулся на спинку кресла.
Почти все портреты бывших директоров молчали уже неделю. С тех пор как Снейп сорвался не на Дамболдора, а на Драко.
С разительным, надо отметить, отличием в способе выпустить гнев.
Юноша с тех пор присмирел и даже перестал бросать на директора полные ненависти взоры. Только легче Северусу от этого не было. Малфой ничуть не умерил интереса к его персоне, только теперь Снейп совершенно не понимал, как толковать его взгляд.
Больше всего он походил на интерес, но что могло интересовать Малфоя Снейп искренне не понимал, даже попытавшись перебрать жизнеспособные варианты.
В итоге так и не найдя подходящий, Северус сделал лишь один вывод - Драко в его мыслях начал занимать опасно высокий процент, граничивший с воспоминаниями о Лили Эванс.
Лили… она стала часто сниться ему, но уже не была на себя похожа. Снейп не был уверен, что ее сменил Драко, но какой-то размытый и белесый образ наводил при пробуждении на мысли именно о младшем Малфое.
И Снейп снова возвращался к мысли о нем как о любовнике.
Приходилось раз за разом обрывать себя. Нельзя было позволять случайности убить любовь почти всей своей жизни. Нельзя было сомневаться. Когда-то он не позволил себе полюбить Люциуса, потому что прекрасно понимал, что ничего хорошего из этого не выйдет. Когда-то он не пошел дальше редких, сводившихся к сексу без разговоров свиданий с Регулусом, потому что это было для него "всего лишь утолением жажды плоти".
А сейчас Снейп готов был голову потерять ради сопливого мальчишки, ничего еще в жизни не понимающего кроме ненависти к тому, кого может себе позволить ненавидеть.
"Я люблю Лили," - повторял про себя маг.
Хотя какая к черту Лили?! Да появись она сейчас живая и полная желания, у него бы элементарно не встал. Эванс была идеалом. К ней он не испытывал той животной страсти, которая почти взяла верх неделю назад. Когда просто хотелось почувствовать голые эмоции, разучиться играть придуманную роль.
А еще Снейп очень боялся, что дело действительно в Драко.

***

Драко смотрел на директора и никак не мог понять, что делать. Как перешагнуть через то, что было и как относиться к тому, что ненависть ушла.
Снейп снова заставлял его задыхаться собственными размышлениями и проводить дни, перебирая в голове колдографии воспоминаний. Только теперь сменилась тональность. Контрастность ушла в минимум, и чувства стали размытыми и неясными.
Малфой точно знал только то, что больше не испытывал ненависти и не ощущал того груза, который давил на него раньше.
Проблемы совсем не ушли, но сейчас Драко вдруг перестал тяготиться ими. Будто в жизни было что-то хорошее. Тело наполняла легкость, мысли были неясны и спокойны как туман, и даже привычная серость окружения вдруг стала казаться приятной.
Первое время Малфой наслаждался передышкой от бесконечных душевных терзаний, однако он прекрасно осознавал, что это всего лишь ремиссия и, самое главное, он знал причину и цену временного равновесия чувств.
"Я сумасшедший, - твердил про себя Драко, - Я точно спятил"!
Хотеть того, кто собирался получить тебя силой, очень странно. И это тем более странно если ситуацию удалось повернуть к удачному целомудренному исходу.
И все-таки Малфой собирался добиться Снейпа. Не для того чтобы убить, а для того чтобы снова почувствовать себя далеко от окружающих проблем.
Конечно, он понимал, что это странный способ сбежать от реальности, но Драко он вполне устраивал. А еще он был уверен, что Снейп не откажется, потому что тоже хочет забыться, потому что такой способ забыться ему тоже подойдет.
Вот только одно дело вынашивать план и совсем другое найти в себе силы на претворение его в жизнь. Малфой не знал, сможет ли решиться.

***

Чего добился Снейп неумением держать себя в руках?
Бессонницы, несобранности и постоянных мыслей о Драко.
На фоне того, что военная компания разворачивалась все более активно, это было совершенно неуместно. Думать о младшем Малфое на собраниях Упивающихся Смертью было безответственно. Отвлекаться на мечты о Драко, когда надо изображать перед Дамболдором идиота, верного никогда не любившей его женщине, было глупо.
А уж что говорить про обращения к ученикам, когда так и тянуло взглянуть на одного из них!
Одного, с таким заметным молочным цветом волос.
Одного, снова взявшегося прожигать на Северусе дыры горячими взглядами, о причине которых Снейп так и не дознался.
Неудивительно, что когда после этого Малфой сам пришел к директору с просьбой об аудиенции, Снейп мягко говоря занервничал.
Увидев Драко в дверях кабинета - разгоряченного, с рассосредоточенным взглядом, пахнущего резким алкогольным ароматом, Северус почти растерялся. Их с Малфоем отношения и раньше не предполагали подобных вольностей, а теперь и вовсе позволяли лишнего. Вывод напрашивался неутешительный - напиться без причины и завалиться в таком виде к директору Малфой мог только если на то было основание или хотя бы оправдание. Когда Снейп, холодея от ужаса, уже был готов отбросить все манеры, маски, этикет и спросить что случилось в семье, Драко подошел к нему ближе и, не произнося ни слова, поцеловал в губы.

***

Осторожно отстранившись, Снейп спросил в чем дело.
- А разве не понятно? - на выдохе произнес Драко.
Язык плохо слушался - давал о себе знать алкоголь.
Напиваться для того чтобы решиться на необдуманный и опасный поступок было не лучшей в жизни Малфоя идеей - в этот раз парень скорее следовал ежеминутному вдохновению.
Он прекрасно понимал, что это безответственно и подло по отношению к родителям, которые сейчас как никогда нуждались в том, чтобы сын соответствовал своему положению и своему роду. Но для самого Драко было важно и нужно поступить именно так, как он поступал.
Что поделать, мальчика вырастили эгоистом.
Осталось только понять, уступит ли такому оправданию директор.
- Вам было мало в прошлый раз? - если бы Малфой не помнил, как Снейп может целовать и с какой страстью может смотреть, то поверил бы в то, что мужчина в самом деле испытывает те пренебрежительность и брезгливость, которые отразились на его лице.
-В Прошлый раз было достаточно, - с ухмылкой ответил Драко, снова осторожно целуя директора. - Только сейчас я хочу большего.
- Хочешь, чтобы я тебя отлупил по-настоящему? - пробормотал Снейп между тем как поцелуи увлекли обоих от споров и пререканий.

***

Отказаться было не трудно - совесть так громко вопила о том, что пользоваться невменяемым состоянием другого человека подло, что только одной этой навязчивой мыслью можно было подавить эрекцию.
Отказаться было легко, поскольку у мужчины в арсенале была знакомая, хорошо изученная мантра "я люблю Лили".
Отказаться было элементарно, поскольку связь, способная принести больше вреда и неприятностей взамен сомнительного удовольствия переспать с неопытным мальчишкой, не могла быть для Северуса привлекательной.
Но несмотря на очевидность отказа, Снейп уже несколько секунд, жадно целуя, крепко сжимал парня в объятьях, и ему были совершенно не важны все доводы рассудка.
Он хотел этого. Он впервые за невероятно долгое время чего-то хотел. Вот уже несколько лет он был бездушным каменным изваянием. В последний год он вообще превратился во что-то безличное. Он спал не в своей постели, сидел не в своем кресле, изображал не свои чувства. А сейчас появилась возможность получить себя назад. Пусть даже в такой извращенной форме. Пусть даже за чей-то счет. По-другому в конце концов не бывает.

***
С не меньшей чем в прошлый раз скоростью вломившись в директорскую спальню, они в считанные секунды оказались на постели.
Руки не слушались, из горла уже не могло вырваться ни одного внятного слова, а дыхание было рваное как вздорные такты танго. Сбивчивые движения также напоминали Малфою этот страстный танец.
Однажды он видел как его танцевали родители. В этом не было ни пошлого лапанья, ни бордельных задираний ног до потолка. Шаг, скрещенье ног, руки сжаты в кулак, глаза смотрят в глаза, а дышать так страшно, что хочется и вовсе разучиться.
Ближе прижаться, испуганно отстраниться. Рывок - если доверяешь, подчинишься, нет - упадешь, но и тогда танец будет продолжаться.
Никаких правил, никаких излишеств. Только голые чувства. Танго как страстный диалог, танго как жизнь. Наоборот тоже верно.
И дело не в опыте или умении, не в опьянении, не в возникшем ниоткуда чувстве единства. Дело в том, что они идеально подошли друг другу в этот год, этот месяц, этот момент.
Поэтому разорванная рубашка, падение на холодные простыни, шумное горячее полурычание из случайностей стали движениями танца.
У Снейпа были сухие руки, щеки Драко покрыли пятна румянца, один шептал, чтобы партнер сказал, что хочет получить сегодня, а второй просто обнимал, зарывался пальцами в волосы и пытался этим объяснить, что готов танцевать дальше. Все равно как.

URL
2008-12-25 в 08:13 

snaco_club
***

Утро принесло похмелье.
Угрюмо сидя в кресле рядом с окном, Снейп всеми силами пытался не сорваться. Или наоборот пытался довести себя до срыва.
Как тогда в доме Блэков от вида милого почерка Лили.
Но ни слез, ни неконтролируемого ужаса не было. Снейп не чувствовал в себе той боли, какую хотел почувствовать. Он чувствовал только легкость и желание, чтобы Драко так и продолжал мирно спать не просыпаясь. Не ставя точки.
Потому что все было слишком хорошо чтобы не хотеть к этому вернуться. Потому что это было первое за Мерлин знает сколько лет чувство, возникшее не по инерции.
Хорошо это или плохо, Северус не знал, но он был совершенно уверен в том, что это чувство он не отпустит так просто. В конце концов, кто знает, как долго еще будет идти война. Уж по крайней мере он сделает все, чтобы она закончилась быстрее.
И тогда, скорее всего, его уже не будет в живых.
А Драко переживет войну. Переживет Северуса и то, что между ними происходит.
Если бы Северус верил в сказки, он бы понадеялся на то, что Драко, проснувшись, скажет, что все правильно, что все должно было так случиться, что он зависит от Снейпа и хочет, чтобы все шло как идет. Но в сказки Снейп не верил, поэтому не расценил улыбку на лице юноши никак кроме рефлекса от Мерлин знает почему хорошего сна.

***
Драко не знал, что сказать. Все всплывавшие в голове фразы казались неуместными. Он даже не мог себя заставить улыбнуться как следует. Такое утреннее приветствие казалось ему лживым.
А Снейп сидел в кресле напротив кровати и был мрачнее тучи. Может просто жалел о вчерашнем, а может тоже был в смятении.
Так и не подобрав нужных слов, Малфой неловко протянул любовнику руку. Взгляд Снейпа, кажется, сделался от этого еще более мрачным. Драко успел почувствовать себя полным идиотом, когда Северус все же соизволил встать и подойти.
Чтобы без слов лечь рядом, позволить обнять себя и обнять в ответ. Чтобы так же как Драко молча лежать и смотреть без всякого выражения на примитивный рисунок на стенах директорской спальни. Чтобы не расцеплять объятий еще полдня, а потом каждую минуту жалеть, что не плюнул на обязанности и не остался с любовником на весь день. Чтобы вечером столкнуться в коридоре и, не замечая, кто подошел первым, увести партнера в спальню.
Просто потому, что они подходили друг другу. В эту минуту, в этот месяц, в этот год. И кто знает когда еще.

URL
2008-12-25 в 11:28 

Mon Ange
Специалист по развлечениям, путешествиям, косметике и амортизации
Я в тебе никогда не сомневалась, и знала, что ты себя недооцениваешь. Потому что мне нравится, и просто здорово, что моя копилка пополняется твоими фиками на мой день рождения. Спасибо!

2008-12-25 в 19:06 

~Evan Rosier~
Trahit sua quemque voluptas
Mon Ange Тебе спасибо, что не пинаешь за такое)))))
Люблю тебя! С праздником!!!!!
:tort: :white: :red: :white: :red: :wine: :dance3: :wine: :pozdr3: :pozdr2: :white: :red: :red: :white: :red: :white: :red: :white: :flower:

2008-12-25 в 19:14 

Clarens
А я присоединяюсь к поздравлениям.
Mon Ange
Пью за тебя бокал... брусничного морса. Только это мне и можно. Еще раз с праздником тебя!

2008-12-25 в 22:06 

Mon Ange
Специалист по развлечениям, путешествиям, косметике и амортизации
-SectumSempra-
Столько прекрасных смайликов! Мерси!
Clarens
Главное - не что пить, главное от чистого сердца))) Спасибо!

   

I'll be your lover

главная